GISMETEO: Погода по г.Волгоград

На правах рекламы:

Смотрите подробности медицинские центры москвы вао у нас.

Разгром немецко-фашистских войск

Операция «Уран». Героическая оборона Сталинграда создавала благоприятные условия для перехода советских войск в решительное контрнаступление. Подготовка к нему началась еще в период оборонительных сражений. 12 сентября на совещании в Кремле А. М. Василевский и Г. К. Жуков изложили И. В. Сталину идею об окружении противника, втянувшегося в уличные бои. «На другой день, — свидетельствует А. М. Василевский, — Сталин вызвал нас обсудить ее более подробно, уже с первой прикидкой сил и возможностей. Замысел операции Сталин сразу же оценил, он сказал: «То, что мы здесь обсуждали, кроме нас троих, пока никто не должен знать». Так выглядит «зерно», из которого выросла наша победа на Волге».

Операция, получившая кодовое название «Уран», готовилась тщательно и в глубокой тайне. Замысел контрнаступления был предельно прост: ударами с плацдармов на Дону в районах Серафимовича и Клетской и из района Сарпинских озер южнее Сталинграда разгромить войска, прикрывавшие фланги ударной группы противника, и, развивая наступление по сходящим направлениям на Калач, Советский, окружить и уничтожить его главные силы, действовавшие непосредственно в Сталинграде.

При разработке операции советское командование учитывало многие факторы, прежде всего — географический. Примерно в 100 км от Волги Дон делает петлю, выгибающуюся на север. Распаленный схваткой, фашистский зверь лез в эту так называемую большую излучину Дона.

Во-вторых, учитывалось расположение войск противника. Стремясь во что бы то ни стало овладеть Сталинградом, фашистское командование бросило сюда отборные немецкие войска, а войскам союзников (Румынии и Италии) поручило обеспечение флангов. По боеспособности и вооружению они уступали немецким. Оборона флангов была растянутой. Ни румынские, ни итальянские солдаты не горели особым желанием сражаться за «германский рейх».

Большая излучина Дона стала гигантской западней. Предстояло захлопнуть ее.

Но враг был еще силен. На сталинградском направлении советским войскам противостояла группировка, насчитывавшая 1011 тыс. человек, 10290 орудий и минометов, 675 танков и штурмовых орудий, 1216 боевых самолетов. Попытаться разгромить такую мощную группировку противника, которая к тому же могла получить помощь извне, было делом очень сложным.

ЦК партии, ГКО, Ставка ВГК придавали контрнаступлению под Сталинградом исключительно важное значение. Все, что в тяжелую военную пору страна могла дать фронту, шло сюда, на Волгу и Дон. Осенью 1942 г. советская промышленность стала выпускать военной техники и вооружения больше, чем промышленность фашистской Германии и ее сателлитов. В глубоком тылу создавались новые соединения и части.

Соблюдая строжайшую маскировку, войска, техника, вооружение сосредоточивались в районах прорыва. Все передвижение производилось только ночью, без малейшего огонька. На день все замирало. Войска скрывались в оврагах, лесах. Приостановлена была почтовая связь фронтовиков со своими семьями, так как перемещение полевых почт могло натолкнуть врага на передвижение войск. Чтобы отвлечь внимание немецкого командования, Ставка приказала войскам 62-й и 64-й армий атаковать противника.

К середине ноября войска сосредоточились в нужных районах. Только Сталинградский фронт (командующий генерал-полковник А. И. Еременко) получил более 160 тыс. солдат и офицеров, 430 танков, 600 орудий, 14 тыс. автомашин, более 10 тыс. тонн различных грузов, в том числе продовольствия на 15 суток. Подобная картина наблюдалась на Юго-Западном (командующий генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин) и Донском (командующий генерал-полковник К. К. Рокоссовский) фронтах. Все три фронта имели 1106 тыс. человек, 15,5 тыс. орудий и минометов, 1463 танка и самоходных орудия и 1350 боевых самолетов.

13 ноября план контрнаступления был доложен и обсужден на заседании Политбюро ЦК партии и Ставки ВГК, а затем и окончательно утвержден.

Контрнаступление советских войск началось для врага совершенно неожиданно. Бывший начальник штаба оперативного руководства Верховного главнокомандования вермахта генерал-полковник А. Йодль на Нюрнбергском процессе показал: «Мы полностью просмотрели сосредоточение крупных сил русских на фланге 6-й армии (на Дону)... Раньше здесь ничего не было, и внезапно было нанесен удар большой силы, имеющий решающее значение».

Так фашистская ставка стала жертвой собственной самонадеянности и лжи о «разгроме Красной Армии». Гитлеровцы по-прежнему яростно штурмовали дома и кварталы и в отдельных местах потеснили защитников Сталинграда. Но, выигрывая ценой огромных потерь жалкие метры пространства, враг проигрывал драгоценное время. Советское командование решило нанести удар противнику в тот момент, когда совершится психологический надлом у его войск. Такой надлом у врага наметился в середине ноября.

Партия уделяла большое внимание партийно-политической работе в войсках. В них значительно увеличилась партийная прослойка: в войсках Юго-Западного, Сталинградского и Донского фронтов находилось более 160 тыс. коммунистов. Большой интерес представляет национальный состав партийных организаций. Так, в партийных организациях Юго-Западного фронта насчитывалось более 51 тыс. коммунистов, в том числе: русских — 30810, украинцев — 10115, белорусов — 1866, узбеков — 1176, грузин — 978, казахов — 890, армян — 371, киргизов — 226, азербайджанцев — 185, таджиков — 107, туркмен — 68, молдаван — 55, эстонцев — 11, латышей — 10. Поистине вся страна защищала Сталинград.

Примечательно, что вся пропаганда о наступлении велась только устно. В газетах и листовках речь шла только об обороне. Даже приказы военных советов фронтов с долгожданными словами «В наступление, товарищи!» войска получили лишь перед самым выходом в бой. Глубоко взволновали солдатские сердца заключительные слова приказа: «Великая честь выпала сегодня нам — идти в сокрушительный бой на проклятого врага. Какой радостной будет для нашего народа каждая весть о нашем наступлении, о нашем продвижении вперед, об освобождении нашей родной земли! Мы сумели отстоять волжскую твердыню — Сталинград, мы сумеем сокрушить и отбросить вражеские полчища далеко от Волги».

19 ноября 1942 г. предутреннюю тишину донских степей разорвали мощные залпы свыше 7 тыс. орудий и минометов Юго-Западного и Донского фронтов. Мелькнули в облаках огненные хвосты реактивных снарядов «катюш» и исчезли за занавесом тумана. Час и двадцать минут орудия и минометы вели с максимальным темпом огонь по заранее пристрелянным огневым точкам и траншеям противника, а в 8 часов 50 минут перенесли огонь в глубину обороны.

Войска Юго-Западного и Донского фронтов одновременно перешли в наступление, прорвали оборону противника и устремились на юго-запад. Мощным огневым налетом врагу был нанесен серьезный урон, но он оказывал ожесточенное сопротивление. Фашистское командование подтянуло резервы. На отдельных участках действия войск затрудняли естественные преграды. Но советские войска упорно шли вперед. Впереди двигались подвижные отряды, включавшие танки и стрелков на автомашинах. Они продвинулись за первые сутки на 23 км. Не задерживаясь у укрепленных пунктов, танкисты и мотопехота перехватывали дороги, громили подходящие резервы противника.

20 ноября на врага обрушился новый мощный удар — перешли в контрнаступление войска Сталинградского фронта. В образовавшийся прорыв вошли механизированные соединения, которые стремительно продвигались также на Калач, отвлекая на себя значительные силы врага. И здесь немецко-фашистское командование, не ожидавшее удара подобной силы, было застигнуто врасплох. В течение ночи оно перебросило 371-ю пехотную дивизию, усиленную 70 танками, под Калач. 21 ноября враг перешел в контратаку. Но все его попытки остановить наступление терпели крах.

Воодушевленные первым успехом, советские воины сражались стойко и самоотверженно. Многие раненые не покидали поле боя. Сержант 59-й механизированной бригады С. С. Карасев, тяжело раненный в правую руку, остался в строю. «Я еще могу бить врага левой рукой», — заявил он. И таких беззаветных отважных воинов были тысячи.

Советские войска с каждым днем усиливали натиск. Враг нес тяжелые потери. Так, 1-я, 2-я и 18-я румынские пехотные дивизии подверглись разгрому в первые дни боев. Появились первые колонны пленных, двигавшихся на восток. Всюду виднелись трупы солдат в грязно-зеленых шинелях, дымились сожженные немецкие танки, торчали опрокинутые пушки, изуродованные автомашины. Стремительно наступая, советские части на плечах противника врывались в населенные пункты. Из развалин и убежищ выходили уцелевшие жители. Встречая красноармейцев, люди плакали от радости, благодарили за спасение, рассказывали об ужасах фашистской оккупации. Впервые после долгих месяцев горечи и неудач советский солдат испытал счастье воина-освободителя.

23 ноября подвижные соединения Юго-Западного и Сталинградского фронтов встретились в районе Калач, Советский, Мариновка. Более сотни километров трудного боевого пути остались позади. Дни и ночи советские воины шли навстречу друг другу. По приволжской степи, изрезанной глубокими балками и оврагами, двигались они вперед, ломая сопротивление врага. За 4, 5 суток были разгромлены 11 пехотных, две танковые, одна кавалерийская дивизии противника. В своих горячих сердцах советские солдаты несли честь и славу сталинградской победы. Долгожданная встреча воинов двух фронтов вызвала всеобщее ликование.

Первый этап контрнаступления был успешно завершен. Отборная группировка немецко-фашистских войск численностью 330 тыс. человек, с многочисленной техникой и вооружением оказалась окруженной на площади 1500 кв. км. К 30 ноября советские войска сжали кольцо окружения, сократив более чем вдвое территорию, занимаемую противником. Советское командование создало внешний и внутренний фронты окружения. Осуществленная советскими войсками операция по окружению 6-й армии и подчиненных ей частей 4-й танковой армии противника превосходила по своим масштабным результатам все то, что было раньше в мировой истории.

Даже гитлеровские генералы признавали блестящий успех Советских Вооруженных Сил под Сталинградом. Взятый в плен командир 376-й пехотной дивизии 6-й армии генерал-лейтенант А. фон Даниэль на допросе показал: «Операция по окружению и ликвидации 6-й немецкой армии является шедевром стратегии». Ретроспективно оценивая события конца ноября 1942 г., генерал-фельдмаршал Ф. Паулюс в 1953 г. писал: «... Хорошо продуманный план Сталинградской битвы, разработанный советским верховным командованием, был осуществлен с точностью часового механизма».

Свободолюбивые народы всего мира восторженно приветствовали переход советских войск в контрнаступление. «Непокоренный город атакует и побеждает», «Сталинград мстит нацистам», «Блестящая операция», «Русские ведут невиданное в истории наступление» — под такими заголовками, набранными крупным шрифтом, газеты стран антигитлеровской коалиции и ряда нейтральных государств информировали свою общественность. Передачи о Сталинградской битве радиовещательные станции США и Англии начинали, как правило, исполнением популярных русских и советских песен. Особенно часто звучала знаменитая «Катюша». 25 ноября американские радиостанции впервые передали в эфир песню «Мой брат живет в Сталинграде».

Многие зарубежные средства массовой информации считали контрнаступление «главным событием года», коренным переломом во второй мировой войне. Так, американская газета «Нью-Йорк геральд трибюн» 30 ноября писала: «19 ноября 1942 г. под тяжелыми ударами поразительного контрнаступления Красной Армии под Сталинградом рухнуло все здание германской стратегии». Назвав контрнаступление «поворотным пунктом в войне», газета пояснила, что он произошел «не только потому, что германская армия понесла огромные потери и вынуждена отступать, а оттого, что германская стратегия явно обанкротилась».

Провал попыток гитлеровского командования деблокировать свои войска. Завершив окружение двух немецких армий — 6-й и части 4-й танковой — советские войска должны были покончить с окруженной группировкой и вместе с тем осуществить наступление на внешнем фронте окружения в общем направлении на Ростов. Задача уничтожения окруженной группировки возлагалась на войска Донского и главные силы (62, 64 и 57-ю армии) Сталинградского фронтов.

Однако выполнение этой задачи пришлось временно отложить. Во-первых, выяснилось, как пишет А. М. Василевский, что в окружении оказалось не 85—90 тыс. человек, как предполагалось, а более 300 тыс. В условиях окружения фронт расположения войск противника значительно сократился, а боевые порядки уплотнились. Враг оказывал ожесточенное сопротивление и переходил в контратаки. Для расчленения группировки противника и ее ликвидации по частям намеченных сил Донского и Сталинградского фронтов было недостаточно.

Во-вторых, советскому командованию стало известно о переброске на сталинградское направление немецко-фашистских войск из Западной Европы, Германии и с некоторых участков советско-германского фронта. Это свидетельствовало о том, что противник будет стремиться деблокировать свои войска. Не имея поблизости свободных резервов, советское командование укрепило внешний фронт окружения за счет внутреннего.

Опасения советского командования подтвердились. На совещании 24 ноября фашистская ставка приняла решение удерживать Сталинград и деблокировать окруженные войска. Рейхсминистр Г. Геринг заверил Гитлера, что германская авиация в состоянии по воздуху обеспечить группировку Паулюса всем необходимым для жизни и борьбы. Фашистские войска начали концентрироваться в районах Тормосино и Котельниково. Вместе с окруженными под Сталинградом войсками они образовали группу армий «Дон», командование которой Гитлер поручил одному из наиболее опытных военачальников фашистской Германии генерал-фельдмаршалу Э. фон Манштейну. Операция по деблокированию, названная гитлеровцами «Зимняя гроза», должна была начаться 3 декабря.

Планы фашистской ставки были нарушены уже в самом начале их реализации. Советские войска непрерывно атаковали противника. Авиация нанесла ряд массированных ударов по скоплению врага и железнодорожным узлам. Партизаны Краснодарского края, Ростовской, Сталинградской областей и Калмыкии усилили удары по вражеским коммуникациям. Они подорвали 14 эшелонов с войсками и грузами, взорвали 20 железнодорожных мостов. Особенно отличилась диверсионная группа «Максим» Сталинградского фронта во главе с командиром Л. М. Черняховским. 3 декабря она подорвала головной эшелон эсэсовской дивизии «Викинг», следовавшей на пополнение группы армий «Дон». Это привело к задержке и шедших вслед за ним эшелонов. Успешно действовали партизаны и на грунтовых дорогах.

Налеты авиации и удары партизан вынудили Манштейна, во-первых, отложить начало операции по деблокированию почти на 10 дней, во-вторых, проводить ее силами только котельниковской группировки, так как создание группировки под Тормосином задерживалось. 12 декабря котельниковская группировка (3 танковых, одна моторизованная, 5 пехотных дивизий и остатки 4-й румынской армии) под командованием генерала Г. Гота перешла в наступление, нанося удар на узком фронте вдоль железной дороги Тихорецк — Сталинград. В ее составе впервые действовал батальон новых тяжелых танков типа «тигр». Они имели 120-миллиметровую лобовую броню, 88-миллиметровое орудие и в то время считались наиболее мощными танками в мире. Массированными танковыми ударами врагу удалось за 3 суток продвинуться на 45 км. Ожесточенное сражение развернулось на р. Мышкова. Оборонявшие этот участок фронта войска ослабленной в предыдущих боях 51-й армии имели вдвое меньше орудий и в 5 раз меньше танков. Несмотря на превосходство в вооружении, враг повсюду встречал упорное сопротивление и дорого платил за каждый километр.

Ожесточенный бой развернулся 18 декабря возле хутора Верхне-Кумского. На высоту 137,2, которую обороняла стрелковая рота, взвод бронебойщиков и батарея противотанковых орудий, наступали 30 фашистских танков и батальон пехоты. Советские воины, которыми командовал старший лейтенант П. Н. Наумов, отразили три атаки. Многие бойцы погибли, но кто еще мог держать оружие, оставались в строю. Враг сумел захватить высоту, когда некому ее было защищать. Здесь он потерял 18 танков и 300 солдат и офицеров. К исходу того же дня танковый полк под командованием А. А. Асланова отбросил прорвавшегося врага и восстановил оборону на высоте. Все поле боя было черным от огня и взрывов снарядов.

Группировка генерала Гота несла большие потери, но продолжала рваться к окруженным войскам. Для ее подкрепления Манштейн бросил в бой еще одну танковую дивизию. 19 декабря бои достигли небывалой ожесточенности. В наступлении участвовало 300 немецких танков. Ни разу еще с начала войны гитлеровское командование не наносило такого массированного танкового удара на ограниченном участке фронта. Советские воины героически отбивали яростные атаки врага. Но, пользуясь превосходством в силах, противник в отдельных местах форсировал по льду Мышкову. Всего 35—40 км отделяли группировку Гота от окруженных войск. Заканчивала подготовку к наступлению тормосинская группировка. Создалась реальная угроза деблокирования окруженной сталинградской группировки врага. Генерал Ф. Паулюс получил приказ подготовиться к наступлению навстречу группировке Гота. Эта операция получила кодовое наименование «Удар грома».

В этой критической ситуации советское командование провело ряд крупных мер. На помощь 51-й армии выступила 2-я гвардейская армия под командованием генерала Р. Я. Малиновского. Ее войска двигались по 40—50 км в сутки в условиях лютой зимы. Упредив действия противника, они своевременно вышли на рубеж Громославка — Ивановка — Капкинка. Соотношение сил изменилось в пользу советских войск. Это позволило перейти в наступление. В результате тяжелых боев, продолжавшихся до 31 декабря, группировка Гота была разбита, остатки ее отброшены на 200 км к юго-западу от Сталинграда.

16 декабря в наступление перешли Воронежский и Юго-Восточный фронты.. Танковые корпуса совершили стремительные рейды в тылы вражеской группы армий «Дон». Преодолев от 100 до 200 км, танкисты вышли на рубеж Миллерово — Тацинская — Морозовская, завязали бои с четырьмя пехотными вражескими дивизиями, предназначенными для деблокирования войск Паулюса. 24-й танковый корпус генерала В. М. Баданова в ходе глубокого дерзкого рейда захватил под Тацинской один из главных аэродромов, через которые снабжались окруженные под Сталинградом войска. Гусеницами танков, огнем пушек и пулеметов на аэродроме было уничтожено около 350 транспортных самолетов, огромные запасы продовольствия, боеприпасов, горючего. Тормосинская группировка врага прекратила существование. В этих условиях встречное наступление войск Паулюса стало бессмысленным. «Удар грома» не состоялся...

Таким образом, гибкая стратегия советского командования сорвала действия фашистской ставки по деблокированию своей окруженной группировки. Так закончился второй этап сталинградского контрнаступления советских войск.

В сталинградском «котле». Советские войска сжали остатки 6-й армии на участке, напоминавшем вытянутый с запада на восток ромб, острый конец которого цеплялся за Сталинград. Занимаемая противником территория простреливалась советской артиллерией на всю глубину. Враг не имел возможности свободно маневрировать своими силами внутри кольца окружения.

Потерпела крах попытка снабжения войск Паулюса по воздуху. Советская авиация и артиллеристы-зенитчики плотно перекрыли путь фашистским самолетам. За 2,5 месяца воздушной блокады враг потерял 775 транспортных самолетов, 189 бомбардировщиков и 200 истребителей. Вместо минимально необходимых ежесуточно 500 т грузов окруженная группировка получала не более 100 т. Им не хватало продовольствия, медикаментов, теплого обмундирования. Огромное количество автотранспорта и военной техники бездействовало из-за отсутствия горючего.

Упал боевой дух немецких солдат и офицеров. За отказ воевать и пораженческие настроения в 6-й армии было вынесено более 360 смертных приговоров. В письмах родным и близким некоторые находившиеся в сталинградском «котле» солдаты и офицеры выражали антивоенные и даже антифашистские взгляды. «Пусть генералы и офицеры сами воюют. С меня довольно. Я сыт войной по горло», — заключал один автор. «Отец, вы закрыли мне дорогу в жизнь, — писал сын-офицер отцу-генералу. — Я выбираю другой путь — по ту сторону фронта». «Действовать нужно было в 1933 г., — считал неизвестный корреспондент, имея в виду приход фашистов к власти. — Тогда все можно было решить бюллетенями, а теперь это стоит такую «мелочь», как жизнь». «Я больше не верю в бога, — откровенно признавался неизвестный солдат. — Бог прояснил бы мозги людей, которые говорили все время о мире, а развязали эту кровавую войну». В занесенных снегами донских и волжских степях, в развалинах Сталинграда началось великое прозрение.

Но основная масса окруженных гитлеровцев сражалась с яростью обреченных. Немецкие солдаты верили геббельсовской пропаганде, утверждавшей, что института плена в Красной Армии не существует, а военнопленных или немедленно расстреливают, или отправляют в Сибирь в «лагеря уничтожения». Немецкие офицеры беспрестанно твердили солдатам: «Если мы не удержим Сталинград, вся Германия разлетится вдребезги».

Победоносное завершение Сталинградской битвы. В начале января 1943 г. советское командование приступило к реализации операции «Кольцо», которая преследовала цель расчленения и уничтожения по частям окруженной группировки. Выполнение этой задачи было возложено на войска Донского фронта. Общее руководство операцией осуществлял представитель Ставки ВГК генерал Н. Н. Воронов. Операция по ликвидации окруженной группировки стала третьим этапом советского наступления под Сталинградом.

Чтобы избежать напрасного кровопролития, советское командование 8 января по радио и через парламентеров поставило ультиматум перед командованием окруженных войск. Противнику предлагалось прекратить безнадежное сопротивление. Всем сдавшимся в плен гарантировались сохранение жизни и возвращение после войны на родину. Фашистское командование ультиматум отклонило.

Утром 10 января гром 2 тыс. советских орудий, 3 тыс. минометов и большого числа реактивных установок возвестил начало завершающего этапа Сталинградской битвы. 24 января советские войска прорвались к западным и юго-западным окраинам Сталинграда. На следующий день развернулись ожесточенные бои на улицах города. С востока наступала 62-я армия генерала В. И. Чуйкова. Солдаты дивизии генерала А. И. Родимцева штурмом отбили у врага Мамаев курган. 26 января ударная группа 62-й армии соединилась с войсками 21-й, которые прорывались с запада. Фашистская группировка была расчленена на северную и южную части.

Ни грозные приказы Гитлера «удерживать сталинградскую крепость до последнего солдата и патрона», ни фанатическое сопротивление фашистских солдат ничего изменить не могли. Утром 31 января войска 64-й армии взяли в плен Паулюса вместе с его штабом, находившимся в подвале сталинградского универмага. К 13 часам капитулировала вся южная часть окруженной группировки. 1 февраля могучий огневой удар советской артиллерии подавил способность к сопротивлению и северной части.

2 февраля 1943 г. в 16 часов историческая Сталинградская битва закончилась. Это была выдающаяся победа советского оружия. Цвет гитлеровского вермахта нашел могилу под Сталинградом. В ходе боев с начала советского контрнаступления враг потерял убитыми, ранеными и пленными свыше 800 тыс. человек. Были уничтожены 32 дивизии и три бригады, еще 16 дивизий потеряли больше половины своего состава. Подобной катастрофы германская армия еще никогда не терпела. Вынужденным признанием размеров ее стал трехдневный траур в Германии, объявленный нацистскими главарями по случаю гибели 6-й армии. Вместо бравурных маршей над рейхом поплыл звон погребальных колоколов...

Награда конкурса  «Электронный Волгоград-2004»
Предыдущая страница — «Всенародная борьба в тылу врага» Оглавление раздела Следующая страница — «Значение Сталинградской битвы»
Главная | История | Даты | Путеводитель | Галерея | Статьи | Архив | Ссылки | Карта сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования