GISMETEO: Погода по г.Волгоград

На правах рекламы:

Кэшбэк вилдберис коды скидок интернет кэшбэк sravnicashback.ru.

Возрождение

«Мы отстроим тебя, Сталинград!» В заявлении Советскому правительству от 9 января 1946 г. генерал-фельдмаршал Ф. Паулюс свидетельствовал, что начиная с первого дня войны правящая клика фашистской Германии взяла курс на опустошение советской территории. «В Сталинграде на Волге, — подчеркивал Паулюс, — этот курс достиг своего апогея... »

За время боев на Сталинград было сброшено с воздуха и выпущено из орудий и минометов более 2900 тыс. бомб, снарядов и мин. Страшную картину разрушения представлял он. На протяжении 40 км — от Мечетки до Купоросной балки — сплошные руины. Остовы разбитых, сожженных зданий с черными глазницами изуродованных проемов застыли в мертвом молчании. Повсюду — горы обломков рухнувших домов, перепаханной взрывами земли, тысячи трупов фашистских солдат и офицеров. Улицы и площади завалены битым кирпичом, искореженной арматурой, разбитой вражеской техникой, изрыты воронками авиабомб, снарядов и мин. В некоторых воронках, а их насчитывалось более 150 тыс., блестела вода: фашистские летчики сбрасывали торпеды и бомбы такой разрушительной силы, что взрывы разбрасывали землю до грунтовых вод. А. С. Чуянов, объехавший 3 февраля 1943 г. районы, в которых шли бои, вспоминает: «Город лежал в развалинах, догорали руины рабочих поселков. Из подвалов несло едким дымом и смрадом тлеющих трупов. Не сохранилось ни одного из 126 предприятий, при этом 48 заводов стерты с лица земли. Мертвыми гигантами замерли «Красный Октябрь», «Баррикады», СТЗ».

Немецко-фашистские варвары уничтожили в Сталинграде 41895 зданий, или около 90 % довоенного жилого фонда. Без крова осталось полмиллиона жителей города. Все городское хозяйство было разрушено. Перестали существовать 110 школ, 120 детских садов, 14 детских консультаций, 61 детские ясли. Фашисты сожгли и разбомбили 7 театров, Дом пионеров, Дворец физкультуры, 15 клубов и дворцов культуры, 2 цирка, 7 кинотеатров, 2 музея и зоопарк; горожане лишились 15 больниц, 68 амбулаторий и поликлиник, 6 родильных домов, физиотерапевтического, медицинского, педагогического и механического институтов; превратились в развалины десятки техникумов, научно-исследовательских институтов и станций, несколько десятков библиотек, в том числе областная библиотека, в которой хранилось 800 тыс. книг.

Общий ущерб, нанесенный хозяйству Сталинграда и области, составил в денежном выражении более 19 млрд. руб. Материальные потери населения превышали 9 млрд. руб.

Иностранные государственные деятели и журналисты, посетившие Сталинград сразу же после его освобождения, считали, что город невозможно восстановить. В частности, личный представитель президента США Дэвис заявил: «Ваш город лучше строить заново на новом месте, скажем, севернее или южнее нынешних руин. Восстанавливать погибший город намного труднее и, главное, дороже, нежели построить новый».

Сталинградцы, все советские люди думали иначе. Еще шли бои, а на пленуме обкома партии, состоявшемся 20—21 января 1943 г., уже шел разговор о восстановлении города. На второй день после окончания битвы обком партии обратился к жителям с призывом «всю свою любовь к Отчизне, к городу вложить в свой труд». Этот призыв совпал с душевным настроем сталинградцев, о чем свидетельствует вот такой, например, факт. На разбитых зданиях сохранилась надпись-клятва защитников города: «Мы отстоим тебя, Сталинград!». В слове «отстоим» добавили букву «р». Так родился новый лозунг: «Мы отстроим тебя, Сталинград!»

Центром возрождения Сталинграда стала Бекетовка, пострадавшая меньше других районов города: фашистское командование рассчитывало разместить в ней свои войска на зимние квартиры. В Бекетовку возвращались областные организации и учреждения, временно эвакуированные в Заволжье и Камышин. В жилых домах размещались обком и горком партии, облисполком, редакция «Сталинградской правды». Открыли столовую, баню, несколько магазинов.

Городской Совет депутатов трудящихся провел учет населения. На 2 февраля 1943 г. Сталинград насчитывал 32181 жителя, из них более 30 тыс. находились в Кировском районе. В шести районах, в которых до войны проживало около 450 тыс. человек, осталось всего 1515 жителей: в Ерманском (ныне Центральный) районе — 33 человека, в центральной части — 751, в Тракторозаводском, Баррикадном, Краснооктябрьском — 764 жителя.

Учитывая тяжелейшие условия жизни в городе, исполком Сталинградского горсовета принял 18 февраля 1943 г. постановление, в котором говорилось: «... Воспретить до особого распоряжения въезд в город гражданам, эвакуированным и выбывшим из Сталинграда». Однако это распоряжение не выполнялось. На попутных автомашинах, на тележках, салазках через замерзшую Волгу сталинградцы возвращались к родным пепелищам. Прибывали отряды добровольцев-строителей. По решению Совнаркома с фронта отзывались специалисты. Население города быстро росло. На 25 марта 1943 г. в Сталинграде уже числилось 55852 жителя, на 10 июля — 148 тыс., на 1 сентября — 210 тыс. человек. Жизнь в разрушенном городе была чрезвычайно тяжелой. Люди жили в блиндажах, землянках, на лестничных площадках домов, в подвалах. Население терпело нужду во всем — в пище, одежде, обуви, мебели, топливе. Не работали электростанция, водопровод и канализация. За водой ходили на Волгу. Но сталинградцы не унывали. Постепенно налаживалось обеспечение населения продуктами питания. Уже в январе 1943 г. Кировский маслозавод выпускал в сутки одну т масла, Красноармейская мельница — 60 т муки. В феврале вошла в строй мельница № 3 — на 20 т муки в сутки. Работали пекарни, парикмахерские, 10 швейных и сапожных мастерских.

Восстанавливались партийная и комсомольская организации, понесшие тяжелые потери. На 2 февраля 1943 г. городская партийная организация состояла из 23 первичных организаций, объединявших 365 коммунистов. Комсомольскую организацию приходилось создавать заново, т. к. после битвы в городе находилось всего 43 комсомольца. Но уже к маю 1943 г. городская партийная организация насчитывала 2564 коммуниста, а комсомольская — около 4 тыс. человек. Коммунисты и комсомольцы принимали самое активное участие в восстановлении хозяйственной и культурной жизни города. Только за первые пять месяцев 1943 г. областной комитет партии обсудил 464 вопроса, Тракторозаводской райком — 43.

13 февраля 1943 г. состоялся пленум городского комитета партии, который признал первоочередной задачей «очистить весь город от мин, завалов, создать полную безопасность для движения, принять решительные меры к уборке трупов». За 2,5 года — с января 1943 по июнь 1945 г. — инженерные войска и команды Осоавиахима (около 4 тыс. человек) обнаружили и ликвидировали 328612 противотанковых и противопехотных мин, 1169443 артиллерийских снаряда. В ходе разминирования погибли, получили ранения 30 человек. Движение в городе стало безопасным. Но война еще долго напоминала о себе тяжкими взрывами...

Немало труда и времени потребовалось на очистку Сталинграда от разбитой вражеской техники, завалов, битого кирпича. До июля 1943 г. из города вывезено 5812 трофейных танков, 7158 орудий, 25180 автомашин, 16215 пулеметов, 107061 авиабомбу, 4683479 вражеских снарядов. При расчистке только производственной площади СТЗ пришлось убрать 13500 кубометров обломков и вывезти 20 тыс. вагонов покореженного металла.

28 февраля 1943 г. обком партии принял постановление о создании чрезвычайной комиссии и захоронении трупов противника в г. Сталинграде и прилегающих к городу территориях. Комиссии предоставлялось право мобилизации транспорта, медицинского состава, привлечения воинских частей. Исполком городского Совета мобилизовал население на санитарную очистку территории города, обязал органы здравоохранения взять под контроль питьевые источники, провести всеобщую обязательную прививку против брюшного тифа и оспы.

Последнее распоряжение сразу выполнить не удалось — не хватало медицинского персонала и вакцины: в городе находились только 9 врачей, уцелела лишь одна небольшая больница. В феврале-марте 1943 г. в Сталинграде были выявлены сотни случаев заболевания сыпным и брюшным тифом, а также цингой. Однако массовых эпидемий не произошло. 10 марта горсовет принял специальное постановление о мобилизации всего взрослого населения на очистку города и о принятии срочных мер по борьбе с инфекционными заболеваниями. В Сталинград приехала большая группа врачей и среднего медперсонала. Были созданы 15 специализированных прививочных отрядов, развернута сеть больниц, поликлиник, лечебниц, изоляторов. Всему населению делались необходимые прививки, больным выделялись витамины и продукты питания. Все это позволило ликвидировать очаги инфекции.

К тягостной работе по санитарной очистке города привлекались, кроме населения, воинские части. Всего в районе Сталинграда к июню 1943 г. убрано 147,2 тыс. вражеских трупов, захоронено 46,7 тыс. павших в боях советских воинов, более 11 тыс. трупов животных. На могилах советских солдат и офицеров устанавливались обелиски с именами погибших, возлагались венки.

Дети Сталинграда... Они пережили ужасы бомбардировок и кошмары фашистской оккупации, их хрупкие тельца были изранены крупповской сталью и обожжены горящей нефтью, их глаза видели смерть своих родных и близких...

Пятилетняя Юля Б. вместе с родителями укрывалась в щели. От взрывной волны всех завалило землей. Их отрыли, но отец и мать задохнулись. Девочка временно потеряла речь. Юля очень тосковала по родителям и часто видела их во сне такими, как их отрыли, — «мертвых и черных».

Во время бомбардировки 23 августа 1942 г. Иру Б. контузило, она лишилась слуха и речи. При переправе через Волгу около их лодки разорвался снаряд. Огромный столб воды опрокинул утлое суденышко. К счастью, до берега оставалось недалеко, и мать спасла ребенка. Когда она сняла шапочку с головы пятилетней Иры, в ее темных волосах увидела седые пряди...

Дети, бывшие в зоне фашистской оккупации, находились в крайней степени истощения. Пятилетний Вова С. настолько ослабел, что не мог сидеть, после каждого приема пищи казалось, что он умирает. Четырехлетние Гена С. и Юра К. долго не реагировали на окружающий мир, все время просили есть. На глазах у трехлетнего Юры М. фашист штыком заколол грудного брата, которого мать баюкала на руках. Юра стал заикаться. Многие дети болели цингой, рахитом, не могли самостоятельно передвигаться, страдали от ран; они разучились играть и смеяться.

Еще дымились развалины, а сандружинники с риском для жизни обследовали подвалы, блиндажи, завалы, отыскивали и доставляли на приемные пункты самые беззащитные жертвы войны. Все самое необходимое, дефицитное из того, чем располагал тогда город: лучшие продукты, медикаменты, одежда — отдавалось детям. Больных и раненых помещали в больницы. Часть детей-сирот отправляли в районные детские дома, количество которых пришлось увеличить. Часть детей определили в четыре детских садика, открытые в феврале 1943 г. Они размещались в блиндажах, подвалах, во временно сооруженных укрытиях из железных листов, битых кирпичей.

В Краснооктябрьском районе детский садик № 56 находился в блиндаже, расположенном на берегу Волги. Территория вокруг него еще не была разминирована, повсюду — воронки от бомб и снарядов. По узенькой тропинке матери на руках приносили детей. Малыши из блиндажа не выходили. Свет в него проникал через крохотное оконце. И в таких вот условиях день-деньской находилось 25 детей в возрасте от 3 до 7 лет.

Детский сад № 63 завода «Красный Октябрь» помещался сначала просто под деревянным навесом, а потом детей перевели в утепленную палатку. Кухня находилась в помещении, смонтированном из остатков кровельного железа и кирпичей. В разрушенном здании школы №12 Тракторозаводского района на третьем этаже чудом сохранились одна лестничная клетка и классная комната. Здесь открыли детский сад № 61, в котором воспитывались 50 детей. В Ерманском районе детский сад располагался в развалинах железобетонного склада.

Партийные, советские организации в меру своих сил и возможностей стремились как можно быстрее обеспечить детям сносную жизнь. Например, решением от 27 мая 1943 г. исполком горсовета наметил открыть в текущем году (на местном бюджете) 20 детских садов на 1000 детей и обязал предприятия и организации Сталинграда открыть 56 детских садов на хозяйственном расчете. 7 июня того же года горком ВКП(б) призвал всех трудящихся выйти на помощь строителям в восстановлении детских учреждений, больниц, жилищ. И уже в июне 1943 г. упомянутый нами детский сад № 56 из блиндажа переселился в две комнаты только что построенного жилого дома. Детский сад № 63 из палатки перешел в построенное для него одноэтажное каменное здание. На 1 августа 1944 г. в Сталинграде работали 88 детских садов, в которых воспитывались 7806 детей. Помогали чем могли и местные предприятия. Например, в октябре-ноябре 1943 г. для детских садов они изготовили 500 кроватей-раскладушек, 300 стульчиков, 260 столиков, 100 шкафчиков. Среди грузов, поступающих в Сталинград из разных городов Советского Союза, находились мебель и посуда, игрушки и книги для дошкольных учреждений. Подарки детям Сталинграда с трогательными надписями присылали малыши других городов и сел.

Ласковый уход, хорошее питание возвратили сталинградским детям отнятое у них фашистскими варварами детство.

Восстановление Сталинграда началось в условиях продолжающейся войны. Фронту требовались танки, орудия, минометы, боеприпасы. А значит, необходимо было в максимально короткий срок вернуть к жизни СТЗ, «Красный Октябрь», «Баррикады»… Как воздух требовалась электроэнергия. На СталГРЭСе работы велись круглосуточно, и 19 марта 1943 г. небольшая запасная турбина дала ток Кировскому району. В мае заработал турбогенератор мощностью в 24 тыс. кВт. Электроэнергия пошла в северные промышленные районы. В июле электроток получили заводы южной части города.

Прежде чем приступить к возведению заводских корпусов, установлению станков, линий и конвейеров, пришлось разобрать гигантские завалы, освободить производственные площадки от мин, трупов, сгоревшей арматуры, гор битого кирпича. Не хватало рабочих, инструментов. Например, на СТЗ восстановительные работы начали 105 человек. Но люди трудились упорно. Каждый откопанный станок встречали радостными криками. Он тут же доставлялся в ремонтно-механический цех, где над ним «колдовали» мастера на все руки Аникеев, Вавилов, Ефимов, Мищенко, Новиков, Суворин. Первый станок, сверлильный, вступил в строй 15 апреля 1943 г., через три дня — токарный. Пробу станков провел энергетик завода Б. П. Аристов.

Тракторозаводцы приступили к ремонту подбитых танков. 22 апреля, в день рождения В. И. Ленина, первый танк был готов. Начальник цеха СТЗ П. Р. Кажберов вспоминает: «Все рабочие и инженеры с волнением следили за тем, как наша художница Вера Москвичева со старанием выводит на танковой башне девиз: «Ответ Сталинграда» и пятиконечную звезду».

12 июня тракторозаводцы отправили на фронт первый эшелон отремонтированных танков Т-34 и KB, вскоре за ним последовали другие. Всего в 1943 г. СТЗ поставил фронту 750 боевых машин, 720 моторов и 550 танковых корпусов. Танки с гордой надписью «Ответ Сталинграда» громили немецко-фашистских захватчиков в Курской битве и других сражениях Великой Отечественной войны.

19 июля на Сталинградском тракторном снова прозвучал заводской гудок — вступила в строй ТЭЦ. Заработал и кузнечный цех. В 19 часов под молот подали первую поковку. Ее ковал ветеран завода орденоносец Яковлев.

С начала 1944 г. на СТЗ развернулась напряженная борьба за выпуск первого опытного трактора ко дню 14-й годовщины завода — 17 июня. Точно в назначенный срок с большого конвейера завода сошел первый опытный трактор СТЗ-НАТИ. Состоялся митинг, на котором стахановцы и ударники приняли обязательство начать в ближайшее время выпуск тракторов.

Тракторозаводцы сдержали слово. В 1944 г. они выпустили 417 тракторов. За выдающиеся заслуги перед Родиной коллектив завода 7 февраля 1945 г. был награжден орденом Отечественной войны I степени.

Завод «Красный Октябрь» особенно пострадал: он находился на главном направлении удара. Его строили заново. «В мартеновском цехе, где я проработал много лет, — вспоминал С. П. Сорокин, — можно было заблудиться как в тайге. Да это и действительно была какая-то невообразимая металлическая тайга, хаос разбитых и сваленных конструкций, перекрытий, кровли и завалы кирпича от разрушенных стен и труб... »

В первые дни в восстановительных работах участвовало всего 240 человек. В основном это были кадровые рабочие и инженеры — бойцы и командиры народного ополчения. Вскоре на помощь краснооктябрьцам прибыл коллектив Спецстройтреста. 31 июля 1943 г. сталевары комсомольско-молодежной смены мастера Марченковского дали первую плавку.

Преодолевая огромные трудности, используя рационализаторскую мысль и инициативу рабочих и инженеров, краснооктябрьцы к весне 1944 г. восстановили четыре мартеновские печи, два прокатных стана. 28 марта состоялся пуск блюминга, что позволило полностью восстановить всю линию производства качественной стали и проката.

На заводе развернулось социалистическое соревнование, в нем участвовали 64 молодежные бригады. 20 из них завоевали почетное звание фронтовых. Первое место удерживала фронтовая молодежная бригада формовщиков в чугунолитейном цехе, руководимая Кочетыговой. Среди сталеваров первенствовали смены Марченковского и Иванова. Самоотверженный труд краснооктябрьцев увенчался первой победой: к 21 июня 1944 г. они дали сверх программы 3 тыс. т проката. Завод начал вторую жизнь.

Уже в ноябре 1943 г. дала первую плавку мартеновская печь завода «Баррикады». В 1944 г. вступили в эксплуатацию цехи, обеспечившие три четверти довоенной мощи производства.

Крупный вклад в снабжение фронта внесла Красноармейская судоверфь. Так, только в 1943 г. ее инженеры и рабочие отремонтировали 528 танков и 438 моторов.

Восстанавливались и набирали силу другие заводы и фабрики Сталинграда. Всего до окончания войны в строй действующих вступили 102 предприятия. На них трудились 50 тыс. рабочих и служащих, что составляло 50% к уровню 1940 г. За два военных года восстановленные предприятия произвели продукции на 1171,3 млн. р., в том числе дали стране 365926 т стали, 257900 т проката, 3528 тракторов, 741 тыс. пар обуви, 627 тыс. трикотажных изделий, 27 млн. условных банок консервов и много других изделий. В целом сталинградская промышленность производила одну треть довоенной продукции.

Восстановлением жилищно-коммунального хозяйства занимались пять трестов, объединенных в специализированное управление. Для обеспечения строек строительными материалами сталинградцы приступили к восстановлению трех кирпичных заводов, начали расширять черепичный завод в Красноармейске.

Восстановительные работы раньше всего развернулись в южной части города. Уже к 9 февраля 1943 г. из разрушенных 500 зданий здесь были отремонтированы 176 домов с общей площадью 1862 кв. м. В середине февраля к восстановительным работам приступили в Дзержинском, Ерманском, Ворошиловском районах, а затем — в Тракторозаводском, Баррикадном и Краснооктябрьском.

7 июня пленум Сталинградского горкома ВКП(б) подвел некоторые итоги восстановления города. К этому времени были сданы в эксплуатацию 506 жилых домов, 25 школ, открылась городская больница. В каждом районе имелась поликлиника. Действовало 11 бань. Начал работу областной театр им. М. Горького и ряд кинотеатров. Действовала асфальтовая магистраль Бекетовка — СТЗ. Центральный водопровод дал воду населению Ерманского района.

Однако в целом темпы восстановительных работ отставали от нужд города. Особенно остро стояла жилищная проблема. Выполнение плана по жилищному строительству не превышало 10%. Главная причина этого заключалась в нехватке рабочей силы. По постановлению Совнаркома СССР от 27 января 1944 г. на восстановление жилищно-коммунального хозяйства в Сталинграде на этот год выделялось 87170 тыс. р. Предстояло ввести в строй более 450 тыс. кв. м производственной площади и 330 тыс. кв. м жилищно-коммунального фонда.

По призыву ЦК ВЛКСМ в Сталинград прибывали отряды добровольцев. К концу 1944 г. их численность на стройках города достигла 21 тыс. человек. Как правило, они не имели строительных профессий. По инициативе инженеров и техников стройтреста № 1 начали действовать курсы строителей.

Укрепилась индустриально-промышленная база. В частности, деревообделочные заводы начали снабжать стройки деталями стандартных домов. Широко практиковалось индивидуальное строительство, которому правительство оказывало серьезную поддержку кредитом, ссудами, стройматериалами.

Среди строителей развернулось социалистическое соревнование. И если в

1943 г. укладка 3—4 тыс. кирпичей считалась рекордной, то в 1944 г. укладка 6 тыс. кирпичей стала нормой. Молодой строитель Григорий Христов довел сменную выработку до 14 тыс. кирпичей, а затем Иван Смольянинов — до 16700. В числе строителей, которые первыми завоевали почетное звание «Лучший строитель Сталинграда», были: штукатур Г. А. Орешин, плотник В. М. Орлов, маляр Ф. Р. Банников.

Все это способствовало повышению темпов жилищно-коммунального строительства. На май 1945 г. строители Сталинграда восстановили и построили заново 530 тыс. кв. м жилой площади. Жилой фонд города достиг 690,8 тыс. кв. м, или 37,4% к уровню 1940 г.

Оживал городской транспорт. В декабре 1943 г. начала действовать первая очередь трамвая от центра города до завода «Красный Октябрь». 11 апреля 1944 г. открылось автобусное сообщение от Бекетовки до речки Царицы. Восстановление Астраханского моста через Царицу позволило открыть 6 ноября трамвайное движение дозаводаимени В. В. Куйбышева. Через месяц трамвай пошел до СТЗ. Всего к маю 1945 г. сталинградцы восстановили 34 км трамвайных путей из 80 км, имевшихся до войны, 38 вагонов из 70. Регулярно осуществляли перевозки пассажиров пригородные поезда. Но большинству сталинградцев приходилось добираться до места работы и обратно пешком.

Огромную работу проделали транспортники и связисты. Уже в июле 1943 г. Сталинградское отделение дороги и железнодорожный узел достигли довоенной пропускной способности. Речники подняли со дна Волги 49 судов, отремонтировали их и спустили на воду. В ноябре 1944 г. заработала телефонная станция на 1 тыс. абонентов.

В конце войны население Сталинграда достигло 240 тыс. человек. На каждого жителя приходилось жилой площади чуть больше 2 кв. м. Около 45 тыс. сталинградцев ютились в землянках, блиндажах. В городе насчитывалось 14648 индивидуальных домов, что составляло 52% ко всему жилищному фонду. Немало семей жило в бараках, финских домах. Так что жилищная проблема по-прежнему оставалась острой.

Черкасовское движение как форма активного участия населения в восстановлении городов в послевоенные годы зародилось в Сталинграде. Начало ему положила жена фронтовика, работница детского сада А. М. Черкасова. Она организовала из сотрудниц детсада бригаду в 19 человек и 13 июня 1943 г. вышла на восстановление дома, который отстояли герои-гвардейцы во главе с сержантом Я. Ф. Павловым.

15 июня бригада Черкасовой обратилась через газету «Сталинградская правда» ко всем трудящимся города с призывом: «Создавайте, товарищи, по нашему примеру новые трудовые добровольные бригады по восстановлению разрушенного немцами хозяйства». Бюро горкома партии, исполком горсовета поддержали патриотическую инициативу бригады Черкасовой.

20 июня в помощь строителям вышло на работу более 6 тыс. человек, 27 июня — более 10 тыс. К концу июня только в Дзержинском районе действовало 100 бригад, насчитывавших 2 тыс. человек. Добровольческие бригады Ерманского района восстановили начальную школу, здание детской столовой, молочную кухню, детский сад. Они убрали 40 тыс. кубометров мусора, очистили около 50 тыс. кирпичей, вырыли 66 кубометров земли под котлованы, перенесли 18 т стройматериалов, собрали 1340 т металла.

Уже в 1943 г. черкасовское движение получило широкое распространение в Ленинграде, Киеве, Воронеже, Минске, Севастополе, Ростове, Смоленске, Харькове и других разрушенных городах. Узнав о благородном поступке А. М. Черкасовой, Я. Ф. Павлов обратился к ней с письмом, в котором, в частности, писал: «Я очень рад и благодарен вам за то, что вы восстановили дом, который я защищал. Спасибо вам, родные. Ваш труд вдохновляет нас на подвиги, и я заявляю вам: скоро мы будем в Берлине!»

Весной и летом 1944 г. на строительных площадках работало более 20 тыс. человек, объединенных в 1200 добровольческих бригад. Сталинград — первый из разрушенных советских городов, который поднимался из руин и пепла методом народной стройки.

Восстановление Сталинграда было бы невозможно без всенародной помощи. В феврале 1943 г. ЦК ВКП(б) провел совещание секретарей обкомов партии областей и республик Поволжья, на котором обсуждались практические меры по осуществлению шефства областей и республик над городскими районами Сталинграда и районами Сталинградской области. Тогда же СНК СССР обязал наркомат строительных материалов СССР изготовить и отгрузить для нашего города 50 вагонов цемента, 50 вагонов оконного стекла, 9 вагонов столярных изделий, 50 отопительных котлов. ЦК ВКП(б) направил в распоряжение обкома партии 100 ответственных партийных работников.

В марте-апреле пленумы партийных комитетов Горьковской, Кировской, Куйбышевской, Пермской, Саратовской, Челябинской и многих других областей приняли специальные решения об оказании помощи нашему городу и области. Так, 1 мая от шефствующих областей поступило 200 вагонов грузов, а в середине июня — около 700.

Наряду со строительными материалами в Сталинград поступали эшелоны с продовольствием, одеждой, книгами. Так, ивановцы прислали 66 тыс. штук верхнего платья, 85 тыс. пар белья, 44 тыс. головных уборов, оборудование для школ, детских садов, яслей. Научная библиотека и ученые Казанского университета собрали для Сталинградской областной библиотеки 25 тыс. экземпляров художественной и научной литературы.

По всей стране проходил сбор средств в фонд возрождения Сталинграда. Уже к концу февраля 1943 г. пожертвования составили около 50 млн. р. По инициативе ЦК ВЛКСМ проводились всесоюзные комсомольские воскресники помощи Сталинграду. Только в апреле 1943 г. комсомольцы и молодежь собрали и заработали 1379053 р. Старатели Ленских золотых приисков добыли сверх плана и передали правительству 2 пуда золота на приобретение оборудования для одного из сталинградских заводов. Знатный машинист Н. А. Лунин купил на свои средства эшелон угля в 1150 т и 10 апреля доставил его из Новосибирска в Сталинград.

ЦК ВЛКСМ обратился с письмом-призывом ко всем комсомольцам, ко всей молодежи Советского Союза. В нем, в частности, говорилось: «Комсомол поручает тебе поднять из пепла город, разрушенный немцами, и ты не должен знать отдыха, не должен покидать строительных лесов и площадок, пока наш Сталинград снова не станет красивым и цветущим».

Первый отряд комсомольцев-добровольцев город встретил 18 апреля 1943 г. К 20 августа того же года в Сталинграде числилось 12257 молодых строителей. Подавляющее большинство из них трудилось по-ударному. Так, эстонка Айно Платайс, уложив за смену 6200 кирпичей, установила рекорд кирпичной кладки для женщин. Всему городу были известны имена Нади Тюленевой, Ады Вайнштейн, Марии Сагайдак, Ивана Селезнева, Григория Христова — знатных каменщиков великой стройки, укладывавших в смену по 10—14 тыс. кирпичей. В приветственной телеграмме молодым строителям нашего города ЦК ВЛКСМ отметил, что «юноши и девушки, участвующие в восстановлении Сталинграда, с честью выполняют наказ страны». Многие молодые строители приобрели промышленные специальности и навсегда связали свою судьбу с городом, который они восстановили своими руками.

День Победы. Зима 1944/45 г. выдалась суровой. Город не имел топлива. Не отапливались школы, учреждения. Продуктами население обеспечивалось только по скудным карточкам. Базары не действовали, т. к. колхозникам нечем было торговать. Но сталинградцы стойко переносили трудности. Радовала весна. Радовали победы Красной Армии. Война заканчивалась.

В ночь на 9 мая сталинградцы, как и все советские люди, узнали о капитуляции фашистской Германии. Торжественной симфонией поплыли над городом гудки заводов, пароходов, паровозов. В небо взметнулись гирлянды разноцветных ракет. Все, от мала до велика, высыпали на улицу. Обнимались, смеялись и плакали от счастья, поздравляли друг друга с долгожданной победой.

Утром повсюду стихийно возникли митинги. Многие выступавшие справедливо подчеркивали, что заря великой победы взошла на волжских берегах. «В жестокой битве под стенами нашего города, — сказал мастер завода «Баррикады» Редниченко, — был надломлен хребет фашистскому зверю. От Сталинграда Красная Армия пошла великим победным путем до неметчины и сокрушила врага... Желанную свою победу мы добыли в великих сражениях, в многотрудной работе».

В тот навечно памятный майский день слово «Сталинград», как и два с лишним года тому назад, не сходило со страниц зарубежной печати, многократно повторялось в эфире на всех языках планеты. Благодарное человечество неразрывно связывало крушение гитлеровской Германии с великим подвигом Сталинграда. Прекрасно эту мысль выразила мексиканская газета «Эль популяр»: «Семена, посеянные в Сталинграде, дали самый обильный и прекрасный урожай, которого только можно было ожидать!»

Награда конкурса  «Электронный Волгоград-2004»
Предыдущая страница — «Значение Сталинградской битвы» Оглавление раздела Следующая страница — «Поднятый из руин»
Главная | История | Даты | Путеводитель | Галерея | Статьи | Архив | Ссылки | Карта сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования