GISMETEO: Погода по г.Волгоград

На правах рекламы:

тапочки валяные магазин Москва

• Растворонасос на http://рокострой.рф.

…К новой схватке с самодержавием

После поражения революции 1905—1907 гг. наступил период реакции. Карательные отряды, военные суды расправлялись с участниками революционных выступлений. Царизм обрушился на большевистскую партию. Необходимо было сохранить и укрепить нелегальные партийные организации, готовить рабочий класс и крестьянство к решительной борьбе. Численность партийных рядов в этот период резко сократилась, понесла серьезные потери и Царицынская организация РСДРП. Кроме того, из партии побежали мелкобуржуазные попутчики, неустойчивые интеллигенты. Вот как характеризовалось состояние социал-демократических организаций в отчете Саратовского комитета РСДРП за 1907 г.: «Часть интеллигентов проявляла упаднические настроения, отходила в сторону от партийной работы, сетуя на партию, на пролетариат, на весь ход революции».

Вместо бежавших из партии меньшевиков-интеллигентов к руководству многими организациями РСДРП пришли большевики, в основном рабочие. Как, например, в Саратове, Царицыне и других городах Поволжья. В одном из жандармских документов отмечалось: «Меньшевизм не пользуется популярностью в Царицынской организации, состоящей исключительно из рабочих».

После третьеиюньского переворота Царицынская партийная организация продолжала свою деятельность до осени 1907 г. В июле 1907 г. ее представитель участвовал в III Саратовской губернской партконференции; конференция конституировалась как областная вследствие участия в ее работе делегатов от партийных организаций не только Саратовской, но и Самарской губерний и Уральской области. Численность Царицынской группы РСДРП к тому времени составляла 190 членов. Конференция обсудила отчет губернского комитета партии и решения V съезда РСДРП, а также избрала новый состав губкома из пяти членов и двух кандидатов.

С целью укрепления руководства Царицынской парторганизацией губком РСДРП прислал в Царицын Ю. П. Горскую (Перевозникову). Позднее она вспоминала: «Решения областной партийной конференции сильно помогали мне в налаживании работы в Царицыне. Побывав у Ревелева, я отправилась к Риве Смеховой, которая тогда являлась секретарем комитета Царицынской группы РСДРП. Помимо этого она работала в Красном Кресте по сбору средств и оказанию помощи политическим узникам царицынской тюрьмы. Вскоре Р. Смехова выбыла из Царицына, оставив мне печать социал-демократической группы и явки в Саратов... За мной был закреплен Береговой район. Я установила связь с рабочими мельниц и лесопильных заводов. У нас систематически работал кружок пропагандистов, которые в то же время вели организаторскую работу на предприятиях».

Вслед за Ю. П. Горской в Царицын были присланы большевики Александр Большаков и Сергей Казаров; прибыл из Саратова и Белякович, оказавшийся, к несчастью, агентом охранки. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В состав городского комитета РСДРП входили Ю. П. Горская, С. Е. Таранин, И. Ф. Талыгин, С. С. Казаров, М. Н. Корчин и другие. С. С. Казаров и А. Г. Мартынов организовали нелегальную типографию, в которой печатались листовки и воззвания. Александр Большаков работал на металлургическом заводе «Урал — Волга», где действовала под руководством Григория Вершинина и Федора Чекасинова дружная большевистская организация. Летом 1907 г. Г. А. Вершинин был схвачен и брошен в тюрьму. Партийное руководство в заводской группе РСДРП перешло к Чекасинову. В то время ему нередко доводилось дискутировать с эсерами. В разоблачении их программы и тактики Чекасинову помогали С. К. Минин и Г. А. Вершинин, находившиеся в тюрьме. Чекасинов пересылал в тюрьму перечень своих вопросов, а Минин и Вершинин давали на них ответы и отсылали их на волю. В одном из писем Чекасинову Вершинин сообщал: «Вчера я узнал, что ты говорил на одной из массовок. Поздравляю, товарищ, с первым выступлением. Я рад тому, что мы, рабочие, сами беремся за дело, сами видим, что освобождение — дело рук наших... Как там у вас дела по организации, переизбрали комитет или нет и кто как работает? Напиши мне, Федя, меня это все очень интересует. Ты ведь знаешь, что я за общее дело и трачу несколько лет жизни».

Вершинин был мужественным борцом. Издевательства тюремщиков не сломили его волю. Он погиб в тюрьме. Большевики Царицына отдали последний долг своему погибшему товарищу, возложили на его могилу венок, перевитый красной лентой с надписью: «От Царицынской группы РСДРП — преданному борцу пролетарской армии».

Работать становилось все труднее. Особенно плохо было с денежными средствами. В целях пополнения партийной кассы было сделано несколько экспроприаций, хотя V съезд РСДРП категорически запретил их. Зная об этом, некоторые члены боевой дружины действовали помимо городского комитета РСДРП. Вот что вспоминает об этом Ю. П. Перевозникова: «Вопрос об «эксах» должен был обсуждаться на городской партийной конференции. Хоть я и была прислана руководить комитетом, но мне это не удавалось полностью осуществить, так как этому мешали сторонники экспроприаций, имевшие поддержку ряда членов комитета РСДРП. Поэтому я целиком ушла в работу с активом Берегового района».

Осенью 1907 г. была налажена работа подпольной партийной типографии. В одной из листовок говорилось: «Пусть теперь наши организации сдавлены в подполье, пусть широкая масса наших товарищей устала в борьбе. Пусть так. Два года тяжелого опыта не прошли даром, и к новой схватке с самодержавием мы будем готовиться, используя все приобретения этого нового времени. Организуйтесь, — вот старый клич, с которым мы обращаемся к вам, товарищи. Пусть этот старый призыв всколыхнет сердца уставших».

Этот призыв нашел горячий отклик среди царицынских большевиков. В октябре-ноябре 1907 г. заметно оживилась партийная работа. Этому несомненно способствовал приезд в Царицын члена Саратовского губкома РСДРП профессионального революционера А. Н. Асаткина (тов. Пахом).

Была проведена Царицынская городская партийная конференция, на которой обсуждался текущий момент и положение в партии. Конференция избрала новый состав городского комитета. Однако полностью провести в жизнь решения конференции не удалось, так как в ночь на 23 ноября 1907 г. партийная организация подверглась разгрому. Руководящее ядро группы РСДРП оказалось в руках жандармов и было предано суду. Только в мае 1908 г. Царицынский комитет РСДРП был возрожден. К осени 1908 г. деятельность большевиков активизировалась. Городским комитетом руководили С. Минин, М. Судавский, М. Ковалева. В конце 1908 г. Минин и Ковалева уехали за границу. В сводке агентурных сведений за 14 ноября 1908 г. отмечалось: «Царицынская группа социал-демократов вновь начала сорганизовываться, и в настоящее время она подразделяется на городскую с городским комитетом во главе и заводскую Французского завода, имеющую также свой комитет, подчиняющийся городскому».

Сильны были позиции группы РСДРП на металлургическом заводе, где действовали рабочие кружки, руководили которыми большевики Чекасинов, Волков, Колчанов и другие. Летом 1909 г. влияние большевиков распространилось и на ряд других предприятий Царицына. Газета «Социал-демократ» 6 января 1910 г. констатировала, что «условия для работы в массах стали более благоприятны, чем раньше». Им удалось восстановить связь с ЦК РСДРП и редакцией «Социал-демократа». Однако идеализировать обстановку оснований не было: не прекращались репрессии, продолжалась подрывная деятельность ликвидаторов, да и пролетариат понес ощутимые потери в ходе классовых битв. Необходимо было время для восстановления сил.

Столыпинская реакция отбирала у рабочего класса плоды его завоеваний, в том числе и экономические. Положение рабочих еще более ухудшалось в связи с дальнейшим ростом засилья монополистического капитала, застоем в промышленности. Увеличилась безработица. В Царицыне особенно упало производство на заводах Нобеля и «Урал — Волга». Вместо 9-часового рабочего дня, установленного после февральской стачки 1905 г., на многих предприятиях снова была восстановлена прежняя продолжительность рабочего дня. Росли цены. И все-таки пролетариат не отдавал без боя занятых позиций. Так, 28 января 1907 г. бастовали рабочие конфетной фабрики Ахвердова; 27—28 июля 1909 г. предъявили свои претензии 2000 грузчиков. Только после ареста руководителей стачки П. Спирина, А. Иванова и И. Зубарева работа на пристанях возобновилась.

В июле 1910 г. в Царицын из-за границы возвратился С. К. Минин. Группа РСДРП начала издание легального партийного журнала «Поволжская дума», который выходил тиражом в 1000 экземпляров.

Бывший член Царицынской группы РСДРП М. М. Волков вспоминал: «Помню также партийное собрание, проведенное в сентябре 1910 г. в пивной Майорова на Кубанской улице. Здесь присутствовали представители от заводов «Урал — Волга», Нобеля, Серебряковых, «Гардиен и Валлос» и других. Собрание рассмотрело вопрос о выборах правления общества пайщиков по изданию легального партийного журнала «Поволжская дума». Издание журнала требовало много внимания со стороны городского комитета партии и в известной степени ослабляло руководство устной пропагандой, работой кружков. В то же время «Поволжская дума» служила неплохой маскировкой для проведения конспиративной работы. Под предлогом подготовки материалов в редакции журнала почти ежедневно встречались большевики, устраивались заседания комитета партии. Издание журнала обеспокоило власти. На «Поволжскую думу» неоднократно накладывались штрафы...»

В трудных условиях реакции В. И. Ленин придавал большое значение правильному анализу и оценке итогов первой русской революции, определению задач партии и рабочего класса на ближайший период. Это имело не только теоретическое, но и самое непосредственное практическое злободневное значение. В. И. Ленин показал полную несостоятельность взглядов ликвидаторов, отзовистов, троцкистов и примиренцев... Антибольшевистские группировки, фракции, течения пытались усилить свое влияние в местных партийных организациях, в том числе и в Царицынской. 28 ноября 1910 г. состоялось общее собрание представителей партийных организаций Городского района, заводов «Урал — Волга», Нобеля, «Гардиен и Валлос», железнодорожных мастерских станций Царицын, Волжская и других. Рассмотрев вопрос о положении в партии, собрание единодушно высказалось за проведение решительной борьбы против ликвидаторства, отзовизма и троцкизма. Большевики Царицына полностью поддержали позицию В. И. Ленина за полное очищение РСДРП от антипартийных элементов. Редакция центрального органа партии газеты «Социал-демократ» высоко оценила позицию царицынских большевиков.

В 1910 г. начался новый революционный подъем. Особенно революционизировали обстановку ленские события 1912 г. В воздухе снова «запахло грозой», в Поволжье — тоже. В январе 1912 г. бастовали рабочие лесозавода Татаркиной в Царицыне, в феврале — рабочие лесозавода Шарова в Сарепте. В январе и апреле 1912 г. происходили стачки на пяти лесопильных заводах Камышина. Более широкий характер забастовочная борьба в Царицыне приняла в 1913—1914 гг.

У передовых рабочих усилилась тяга к политическим знаниям. В январе 1911 г. на металлургическом заводе «Урал — Волга» имелось два кружка, а в феврале возник третий. 26 января большевики распространили на заводе листовку, в которой призывали рабочих «поднимать молотки и ковать себе судьбу». Всего в социал-демократических кружках состояло до 25 рабочих, в том числе Волков, Иванников, Овчинников, Орешкин, Самойлов, Филимонов. Продолжались занятия марксистских кружков на заводах Серебряковых, «Гардиен и Валлос», Нобеля, лесопильных, у железнодорожников. Одним из наиболее энергичных руководителей кружков был большевик-рабочий К. Василичев.

Царицынские большевики стремились использовать и легальные организации. Им удалось внедриться в созданное либеральной интеллигенцией «Общество содействия внешкольному образованию», на его отчетном собрании они провели в правление своих сторонников. При обществе были организованы четыре воскресные школы. Большевики, посещая занятия в них, разъясняли рабочим положение в стране и в городе, распространяли нелегальную литературу, рассказывали о Программе РСДРП. Жандармы не без оснований опасались, что это общество «может явиться центром для организации партийных лиц и местом пропаганды при легальных условиях». Аресты в апреле 1911 г. ослабили группу РСДРП. Но ненадолго. Большевики закрепляются в легальном обществе «Трезвость». Активную пропагандистскую работу среди его членов проводил Костромин. И пить стали меньше, и поумнели. В конце 1911 г. большевики организовали на заводе «Урал — Волга» три кружка «взаимопомощи», получив тем самым еще одну возможность легально влиять на рабочих.

Царицынская организация РСДРП поддерживала связь с Саратовом и другими центрами. 9 января 1912 г. в Царицыне побывали представители астраханских большевиков. Они провели встречу с активом и обменялись опытом партийной работы.

Огромную роль в жизни партии сыграло создание легальной большевистской газеты «Правда», которая откликалась на все события, писала о жизни рабочих и крестьян, учила их бороться против царизма и капитализма. Так, в номере от 26 июля 1912 г. она сообщала о тяжелом положении рабочих Царицынского металлургического завода; в номере от 11 ноября того же года — о сокращении производства на том же заводе и увольнении двух тысяч рабочих.

Большевики широко использовали выборы в IV Государственную думу. Они провели целую кампанию по выработке наказа рабочему депутату, который обсуждался на многих предприятиях Царицына. Предвыборные собрания были использованы для дальнейшей политической агитации рабочих, для разъяснения политики РСДРП. С этой же целью большевики решили участвовать в выборах в больничные кассы, проводившиеся в 1913 г., в соответствии с царским законом от 23 июня 1912 г. о страховании рабочих. Больничные кассы создавались на предприятиях с численностью 200 и более человек. Страховой фонд состоял из отчислений (1—2%) от заработка рабочих и взносов предпринимателей. Пособия по болезни устанавливались в размере 50—75% заработка для семейных рабочих и 25—50% — для одиноких. В соответствии с законом больничные кассы в Царицыне могли быть открыты на 63 предприятиях.

Многие рабочие, не понимая значения больничных касс, отказывались участвовать в выборах уполномоченных, не хотели производить отчислений. Однако это не спасало рабочих от вычетов, так как по закону деньги удерживались принудительно. Подобные настроения наблюдались среди рабочих металлургического завода ДЮМО (бывший «Урал — Волга»), завода Серебряковых, на ряде лесопильных заводов.

В создании общегородской больничной кассы активно участвовали члены Царицынской организации РСДРП И. К. Пресняков, П. К. Нормачинский, А. П. Григорьев, И. Ф. Павлюков, Я. А. Ходырев, С. И. Чеботарев, И. Т. Радченко и другие. На некоторых предприятиях большевики вошли в состав правлений больничных касс: на заводе ДЮМО — С. А. Мармелаев (председатель правления) и А. П. Чугунов, на заводе Серебряковых — Я. А. Ходырев и С. И. Чеботарев, на паровой мельнице «Товарищества»— И. Ф. Павлюков (секретарь правления), И. Т. Радченко, И. Я. Смирнов. Охранка не зря опасалась, что большевики будут активно использовать больничные кассы в интересах революции и постараются «обратить их в партийные комитеты».

Новая стачечная волна в Царицыне началась с забастовки рабочих бондарных мастерских в январе 1913 г., которые добивались повышения расценок на 30%; в марте бондари снова забастовали. В июле «беспорядки наблюдались» на пяти лесопильных и пяти кирпичных заводах, на лесных пристанях и железной дороге. В ноябре прекратили работу те же лесные пристани и свыше 40 лесопильных заводов Царицына, Ельшанки, Бекетовки и Сарепты. В забастовке участвовало более 10 тыс. человек. Большевики руководили стачкой, информировали о ней «Правду». 12 ноября 1913 г. газета сообщала: «Условия жизни бастующих рабочих прямо ужасны: поденная плата от 1 р. 25 к. опускается иногда до 30 к. в сутки»; 13 ноября: «Весть о забастовке мигом облетела все побережье вплоть до Сарепты, и уже на другой день жизнь замерла на всем берегу Волги на протяжении 35 верст».

Попытки хозяев сорвать стачку с помощью штрейкбрехеров немедленно пресекались. Предприниматели оказались вынужденными принять требования рабочих. 10 декабря 1913 г. «Правда» поместила статью «Победа лесопромышленных рабочих», в ней говорилось: «Забастовку лесопромышленных рабочих надо считать оконченной... Большинство лесопромышленников выдали рабочим расчетные книжки, заключили годовой договор с рабочими, оставили старые расценки и вообще отступили под дружным натиском рабочих по всему фронту».

В четырех номерах «Правда» обстоятельно освещала упорную борьбу стачечников, рассказывала о классовой солидарности грузчиков и поддержавших их рабочих механических и лесопильных цехов. Широкая публикация ленинской «Правдой» материалов о жизни и различных сторонах борьбы пролетариата давала местным партийным организациям наглядный пример классового воспитания трудящихся. Систематическое руководство газетой со стороны В. И. Ленина обеспечивало органическую связь «Правды» с практической работой партии. Статьи В. И. Ленина являлись надежным компасом в деятельности большевистских организаций, в их идейно-политической работе в массах.

Информировала «Правда» своих читателей о нуждах и бедствиях крестьянской бедноты, в частности в Поволжье. Упоминались в ней жители слободы Николаевской, крестьяне Камышинского и Царицынского уездов. Так, газета сообщила о том, что в Царицыне скопилось более 1000 голодающих крестьян. Однако работой обеспечивались лишь 70 человек, получавших по 40 к. в день.

В январе 1914 г. бастовали кочегары металлургического завода, в марте — грузчики станции Волжская, в июне — грузчики станции Царицын — Юго-Восточная и рабочие ряда царицынских и бекетовских лесозаводов, в августе — рабочие самых крупных в городе лесозаводов Максимовых. Стачечная борьба цементировала ряды рабочих, закаляла их и делала более идейно стойкими. В условиях нараставшего революционного движения большевики активизировали свою деятельность, чему способствовало возвращение в Царицын из архангельской ссылки С. К. Минина, а также — и очень кстати — прибытие в город новых ссыльных — большевиков В. Н. Залежского, В. Г. Неделина, Ф. В. Осауленко, И. Т. Радченко, И. Ф. Павлюкова и других.

Активную работу в Царицыне продолжали вести М. М. Волков, И. К. Пресняков, П. К. Нормачинский, В. Е. Курдаев, К. М. Василичев и другие. Накануне 1 мая 1914 г. была выпущена большевистская листовка, призывавшая рабочих проявить солидарность с бастующими пролетариями Петрограда. В ночь на 10 июля 1914 г. на квартирах многих большевиков были совершены обыски, некоторых из них арестовали. В начале июля в городе провел совещание руководитель самарских большевиков С. К. Кукушкин, направлявшийся в Астрахань, осуществлявший по заданию ЦК РСДРП подготовку партийной конференции Поволжья. В кооперативе орудийного завода работал К. Е. Ворошилов, прибывший из Чердынской ссылки.

Начавшаяся первая мировая империалистическая война, по определению Ленина, несправедливая, захватническая, прервала процесс нарастания революции в России. В качестве главного тактического лозунга Ленин поставил вопрос о превращении войны империалистической в войну гражданскую. Эту установку всецело разделяли и царицынские большевики.

20 июля 1914 г. городские власти, духовенство, чиновники, буржуазия, обыватели устроили «патриотическую» манифестацию. Большевик С. К. Минин в газете «Волго-Донской край» 20 июля 1914 г. опубликовал антивоенную статью. «Беспрестанные вооружения сделались непосильными для народов, а между тем конца им не предвидится, — указывалось в этой статье. — Будет ли, однако, лучше после войны? Для народных масс — нет... Народ, на плечи которого падает вся тяжесть войны, чувствует и понимает это, и потому широкие массы боятся войны и ненавидят ее».

В этот же день большевики распространили антивоенную листовку, в которой призывали запасников не идти в армию и бороться против царизма. Листовка заканчивалась призывом: «Долой войну! Да здравствует мир! Долой монархию! Да здравствует всенародное правление! Встаньте же, товарищи, все как один, и это все совершится!»

Объявление мобилизации вызвало мощный протест народных масс. В Царицыне 22 июля 1914 г. произошли волнения запасных у военного присутствия. Как вспоминал о тех событиях М. М. Волков, антивоенный призыв большевиков «соответствовал настроениям основной массы пролетариев» Царицына, которые 22 июля, явившись к призывному пункту, располагавшемуся в здании Александровской мужской гимназии, потребовали отмены мобилизации. Царские власти вызвали войска и расстреляли рабочих Царицына. Было 19 убитых и 25 раненых. В знак протеста против дикой расправы большевики организовали мощную демонстрацию протеста. С пением революционных песен и красными флагами демонстранты отправились в летний лагерь 187-го Аварского полка, находившийся за городом, где располагались уже мобилизованные рабочие.

Тысячи демонстрантов вместе с присоединившимися к ним мобилизованными двинулись снова в город и прошли по улицам. На другой день командир Аварского полка безуспешно пытался собрать разбежавшихся мобилизованных царицан. Только на третий день с большим трудом удалось собрать какую-то часть мобилизованных и срочно сопроводить на фронт.

Волнения в Царицыне всколыхнули всю губернию. Перепуганный губернатор писал в министерство внутренних дел, что «предотвратить здешние осложнения возможно лишь при наличии достаточных вооруженных сил». Министр внутренних дел Маклаков одобрил предлагавшуюся расправу над рабочими Царицына, отметив при этом, что подобные действия встретят «всегда одобрение и поддержку со стороны министерства».

После событий в Царицыне Саратовская губерния с 25 июня 1914 г. была объявлена «на положении чрезвычайной охраны». В Царицыне были произведены аресты большевиков. С. К. Минина выслали в Енисейскую губернию, К. Е. Ворошилов выехал в Петроград. Однако репрессии не могли серьезно ослабить революционный натиск. Одна из наиболее сплоченных организаций РСДРП находилась на орудийном заводе, членами ее состояли Павин, Белочкин, Галкин, Переденек. Партийные ячейки имелись также на заводах «Гардиен и Валлос», Нобеля, Серебряковых, Максимовых, на мельнице «Товарищества»...

Терпение рабочих истощалось. Об одной из причин — задержке пособий семьям призванных — сообщалось в жандармском донесении. В ноябре 1914 г. устроили забастовку и добились повышения зарплаты рабочие лесозаводов Максимовых. В марте — апреле 1915 г. бастовали рабочие 30 лесопильных заводов Бекетовки, Ельшанки и Царицына; в мае — июне и сентябре стачки там возобновились. В них участвовали многие тысячи рабочих. Три дня бастовал металлургический завод. 1 мая 1915 г. большевики провели в районе станции Садовая массовку, в которой участвовали сотни рабочих. В январе 1916 г. стачка охватила 9 лесозаводов Царицынского уезда (Бекетовка, Дубовка, Сарепта). Четырежды (в марте, апреле, мае и июне) бастовали рабочие металлургического завода; в сентябре произошла крупная стачка на орудийном заводе.

Большевики продолжали проводить антивоенную агитацию. В одном жандармском донесении указывалось, что прокламации призывали солдат «бросить оружие и отказаться идти на войну, так как война бесполезна». Один из мобилизованных в армию большевиков сообщал из Царицына следующее: «В роте выделяется группа интересных ребят, приобщаю к делу... Завел переписку с Харьковом и через киевлян с Киевом». Противоправительственная литература через новобранцев попадала и в действующую армию и находила там благодатную почву. Из Москвы, Иваново-Вознесенска, Владимира и других промышленных центров в запасные полки Царицына в 1916 г. было направлено много рабочих, участвовавших в антивоенных выступлениях. Это еще больше усилило революционные настроения, особенно у солдат 141-го, 155-го и 93-го полков. А их насчитывалось до 40 тысяч. В декабре 1916 г. в Царицын «для наведения порядка» приезжал командующий Казанским военным округом генерал Сандецкий. Волновались и власти. Директор департамента полиции в своем циркуляре требовал от жандармского полковника Тарасова, чтобы он усилил в Царицыне агентурные наблюдения за деятельностью большевиков.

К 1916 г. состав Царицынской партийной организации значительно изменился. Многие большевики оказались под арестом и на фронте. В то же время меньшевики получили подкрепление в лице присланных на поселение членов меньшевистской фракции — Полуяна, Ивашкевича, Генкина, Цицианова, Шевченко.

В целях мобилизации всех сил и средств правительство разрешило промышленникам организовать военно-промышленные комитеты, при которых создавались «рабочие группы». Мыслилось привлечь в них часть рабочих, которые в какой-то степени смягчали бы классовые противоречия, «улучшали» бы взаимоотношения между предпринимателями и пролетариями. Сторонниками этой политики являлись меньшевики и эсеры. В Царицыне они тоже ратовали за создание комитета и «рабочей группы». Выборы в эти соглашательские организации бойкотировались на многих предприятиях, в том числе металлургическом и орудийном заводах. Только в марте 1916 г. «рабочая группа» с помощью различных махинаций и подтасовок была создана. Но даже та часть рабочих, которая не сразу разобралась «что к чему» и поддержала комитеты, скоро в них разочаровалась. Пользы на самом деле — никакой.

Между тем царицынские большевики в сложнейших условиях, преследуемые охранкой, восстанавливали прежние связи, налаживали новые, особенно с рабочими промышленных предприятий. Уже летом был воссоздан общегородской партийный центр, многие партийные ячейки и кружки на местах возглавляли большевики: на металлургическом заводе — Бабак, на орудийном — Григорьев и Панин, на металлообрабатывающем заводе Барышева — Неделин, на мельнице «Товарищества»— Павлюков, на городской электростанции — Пресняков, на железной дороге — Беликов... 11 сентября 1916 г. партийный центр рассмотрел вопросы: об отношении к «рабочей группе», о выписке литературы, о сборе средств на партийные цели, об укреплении связей с большевиками Саратова, Астрахани, Харькова и Петрограда. 14 октября 1916 г. последовали очередные аресты... Однако самодержавие доживало последние месяцы и не было силы, способной остановить надвигающуюся революцию.

В Царицыне об отречении Николая II стало известно 1 марта 1917 г. Местная буржуазия срочно создала свой временный исполнительный комитет (ВИК), желая захватить власть и предотвратить дальнейшее развертывание революционных событий. В тот же день ВИК выпустил обращение, в котором самонадеянно утверждал: «...Население может быть уверено, что исполнительным комитетом приняты меры к тому, чтобы новому свободному строю России не угрожала никакая опасность... Знайте, исполнительный комитет располагает полной властью и все сделает для упрочения нового порядка».

Местная полиция и жандармы вели себя так, как будто ничего и не произошло. Вечером 1 марта были изъяты и уничтожены все телеграммы о последних событиях в Петрограде, т. е. о революции. Утром 2 марта ВИК, по соглашению с городской управой, принял резолюцию: «Ни в какие сношения с полицией не входить... Только тогда, когда в распоряжении комитета будет находиться реальная сила, уведомить об этом полицию». А если по-русски — то предлагалось просто-напросто сидеть сложа руки и, боже упаси, — особенно рабочим — помышлять о власти. Рабочий класс, правда, был другого мнения. Уже 2 марта Царицын являл собой уменьшенную копию Петрограда. О событиях, например, на металлургическом заводе рассказывают воспоминания большевика Я. Я. Бауэра: «...Ровно в двенадцать часов раскрыли большие ворота Французского завода, и оттуда, окончив первый митинг, вся масса рабочих вышла на плошадь и бросилась к полицейскому участку. Схватили двух полицейских, сорвали эполеты, отобрали оружие. Ворвались в помещение, оттуда полетели бумаги, обломки мебели, царские портреты и все атрибуты полицейского царского режима... Так мигом и в этом поселке была ликвидирована царская власть... Вечером прошло общее гражданское собрание, на котором выбрали для охраны и поддержки порядка народную милицию и другие руководящие органы».

Вечером того дня пролетарии орудийного, Французского, Нобелевского заводов, металлообрабатывающих, пищевых, лесопильных предприятий и солдаты 141-го, 93-го и 155-го пехотных полков двинулись к центру города, захватили помещения жандармских и полицейских учреждений, тюрьму — сожгли. Рабочие и солдаты потребовали создания Советов. Моментом воспользовались меньшевики, благо они имели большинство в группе РСДРП. Большевик Д. А. Павин, входивший в первый состав Царицынского Совета рабочих депутатов, рассказывает следующее: «...2 марта созвали собрание для обсуждения вопроса об организации Совета рабочих депутатов в Царицыне. На собрании присутствовала вся «рабочая группа», вожаки меньшевиков Ивашкевич, Цицианов, Сагирашвили и еще человек тридцать... От имени «рабочей группы» меньшевики выдвинули проект воззвания к рабочим Царицына, в котором они призывались немедленно приступить к выборам депутатов в Совет от каждого завода... На другой день были избраны представители от предприятий в Совет. В этот же день, 3 марта, состоялось первое заседание Совета, на котором присутствовало человек сорок».

В «Призыве рабочей группы» устанавливалась норма представительства в Совет от предприятий, причем не учитывались их значение, численность рабочих. А посему в выгодных условиях оказались небольшие предприятия, получившие возможность представлять почти столько же депутатов, сколько и крупные. На мелких предприятиях влиянием пользовались меньшевики и эсеры. Действительно, Французский завод, где работало около 4000 человек, получил в Совете 5 мест. Орудийный и лесопильные заводы Максимовых, имевшие по 2500—3000 рабочих, должны были избрать по 3 депутата. В то же время мельницы Гергардта и Туркина, трамвайное депо, насчитывавшие по 200—400 рабочих, получили по 2 места. Помимо этого, совсем маленькие предприятия имели право послать в Совет по 1 депутату. Так в Совете рабочих депутатов образовалось эсеро-меньшевистское большинство, и он стал проводить соглашательскую линию. 5 марта Совет выпустил обращение «К народу и армии», выражавшее его политическую платформу: сотрудничество с буржуазией, поддержка Временного правительства, продолжение импералистической войны. Совдеп стал по сути придатком буржуазного ВИКа и городской думы. 5-го же марта образовался Совет солдатских депутатов, в составе которого так же преобладало эсеро-меньшевистское большинство. 16 апреля оба Совета объединились и образовали Совет рабочих и солдатских депутатов. На предприятиях создавались фабрично-заводские комитеты, восстанавливались или вновь организовывались профессиональные союзы. Повсеместно установлен 8-часовой рабочий день. Следовательно, и в Царицыне существовали бок о бок два органа власти — ВИК и Совет, причем последний по милости меньшевиков и эсеров не спешил сполна использовать свои возможности и полномочия в интересах трудящихся.

Февральская революция дала народу широкие демократические свободы, в том числе право проводить митинги, собрания, демонстрации, забастовки, создавать различные организации и общества. Сразу же после свержения самодержавия в Царицыне начали возникать, образовываться профессиональные союзы и фабрично-заводские комитеты. В числе первых появились такие комитеты на орудийном, Французском, Максимовских заводах, мельнице Гергардта, на Юго-Восточной железной дороге. Одновременно возобновлялась деятельность старых профсоюзных комитетов, создавались новые. Они объединяли не только пролетариев, но служащих различных категорий — торговых, банковских, почтово-телеграфных работников, учителей... Строились профсоюзы по узко профессиональному признаку. Как правило, на одном предприятии существовало по нескольку профсоюзных организаций. Для координации их деятельности, объединения усилий создавались фабзавкомы. Они повели борьбу прежде всего за улучшение условий труда на предприятиях, избавляли трудящихся от наиболее ретивых, скомпрометировавших себя в глазах рабочих представителей администрации. Известно немало случаев, когда сами трудящиеся в буквальном смысле изгоняли особо ненавистных начальников. Так, 4 марта 1917 г. на Французском заводе рабочими листопрокатного цеха были вывезены на тачке за проходную мастера Богданов и Жерар; тогда же общее собрание (присутствовало 900 человек), состоявшееся на лесопильных заводах бр. Максимовых, приняло решение об увольнении доверенного заводов Александрова — за грубое обращение, за незаконные увольнения, за необоснованное снижение заработной платы (с 1 р. 25 к. в день до 1 р. 15 к.), за многие другие злоупотребления своей властью. Все эти явления и факты свидетельствуют о росте социальной и политической активности трудящихся, их решимости покончить со старыми порядками, обеспечить незыблемость завоеванных прав и свобод.

Сообщение об отречении Николая II вызвало у крестьянства губернии прилив новых надежд, революционных настроений. Повсеместно проходили многолюдные митинги, собрания, сходы, демонстрации. 3 марта 1917 г. буржуазный Временный исполнительный комитет Царицына выпустил воззвание «Граждане крестьяне и земледельцы!», в котором призывал их прийти на помощь комитету «в правильном снабжении населения хлебом», сделать это «в интересах спокойствия и государственного порядка... » Воззвание просило, требовало: «Везите хлеб! Исполняйте свой гражданский долг перед Родиной. От вас, граждане крестьяне и земледельцы, зависит теперь спасение страны».

Обращение царицынского ВИКа не принесло ожидаемого эффекта, ибо отдавало демагогией, к тому же сама обстановка казалась большинству запутанной, неясной. Что-то будет? Митинги, сходы продолжались, причем становились более действенными. В первой половине марта 1917 г. на них, например, были отстранены от должности многие представители старой власти, создавались сельские, станичные, волостные исполнительные комитеты, а кое-где и Советы. Это происходило в Пришибе, Калаче, Заплавном, Средне-Погромном, Николаевске, Петропавловке, Бекетовке, Михайловке, Ольховке, Котельниково, на Быковых хуторах и во многих других местах.

Сельская буржуазия (кулаки, торговцы), пользуясь неорганизованностью крестьян, их неграмотностью, захватывала руководство в новых органах самоуправления. Однако в ряде мест стали проявлять активность и пользоваться авторитетом возвратившиеся фронтовики, представители деревенской бедноты. Все отчетливей, все громче звучало требование о предоставлении земли тем, кто ее обрабатывает.

Тщательный анализ событий, происходивших в феврале 1917 г. как в целом по стране, так и в нашем крае, позволяет сделать обоснованный вывод о закономерности свержения самодержавия. Не выдерживают критики утверждения некоторых советологов (Дж. Кармайкл, У. Уолш, А. Мурхед, Дж. Картисс, Л. Шапиро, К. Бринктон, Дж. Решетар...) о случайности Февральской революции, ее стихийности, о малом, даже мизерном влиянии большевиков на трудящиеся массы.

Февральская революция разрешила первоочередное противоречие в социально-экономическом развитии страны — уничтожила самодержавие, открыв тем самым путь к ликвидации капиталистического строя.

Награда конкурса  «Электронный Волгоград-2004»
Предыдущая страница — «В дни первого штурма самодержавия» Оглавление раздела Следующая страница — «В дни двоевластия»
Главная | История | Даты | Путеводитель | Галерея | Статьи | Архив | Ссылки | Карта сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования