GISMETEO: Погода по г.Волгоград

На правах рекламы:

держатель для смартфона в автомобиль, login в москве

Героическая оборона

Весь опыт классовой борьбы учит, указывал В. И. Ленин, что революция только тогда чего-то стоит, когда она умеет защищаться. В грозные годы гражданской войны Советская власть одержала победу над белогвардейцами и интервентами, подтвердив тем самым правоту того ленинского положения.

Наряду с Восточным фронтом, где шла ожесточенная борьба против белочехов, белогвардейских формирований и мятежных кулацких банд, важное значение имел и Южный фронт, и в частности Царицын, занимавший стратегически выгодное положение. Он являлся своеобразным водоразделом между силами двух контрреволюционно-белогвардейских группировок — южной (в районе Дона, Северного Кавказа) и восточной (в районе Средней Волги, Уральска, Оренбурга). Именно здесь, в Царицыне, контрреволюция планировала соединиться. Германское командование, имевшее контакты с атаманом Красновым, тоже связывало с нашим городом далеко идущие планы. Генерал Эрик Людендорф писал: «Для осуществления плана наступления с помощью южных казаков на Москву нам нужно обеспечить правый фланг, что можно было достигнуть только после взятия Царицына». Царицын был центром притяжения всех краснопартизанских и красноармейских сил на юго-востоке Советской России. Отсюда революционные отряды получали помощь оружием, боеприпасами, снаряжением, людьми.

18 мая 1918 г. Краснов обратился с письмом к кайзеру Вильгельму II с просьбой оказать ему помощь оружием, боеприпасами, снаряжением, гарантируя, в свою очередь, поставку в Германию хлеба, скота, продовольствия. Известно, что власть, военный авторитет укрепляют только победы. Между тем сил у Краснова было явно недостаточно для самостоятельных и успешных действий. Поэтому атаман пытается договориться с Деникиным о совместных действиях. В своих мемуарах «Всевеликое войско донское» Краснов, описывая встречу и переговоры с Деникиным в станице Манычской, вспоминает, что тот поставил вопрос о создании единого командования силами контрреволюции, о поступлении донских частей в Добровольческую армию.

Генералам не удалось создать единого фронта, ибо в планы Деникина не входил в то время поход на Царицын, чего добивался Краснов. Было решено, что Добровольческая армия вместе с кубанскими белоказаками пойдет на Екатеринодар. И только после этого сможет двинуться на Царицын. Пока Донская и Добровольческая армии расходились по двум противоположным направлениям: первая шла на север, на Москву, вторая — на юг, к Минеральным Водам. Подводя итоги свидания с Деникиным в Манычской, Краснов подчеркивает, что «Войско Донское стояло одно-одинешенько перед громадной задачей освободиться от большевиков...»

В своих «Очерках русской смуты» Деникин указывает, что немедленное продвижение на север пока было невыгодным для командования Добровольческой армией, так как она могла бы попасть в тиски со всех сторон: с севера и юга — большевики, с запада — немцы, с востока — Волга. Он считал недопустимым оставление в руках Советов богатейших районов Северного Кавказа и отказ от людских резервов, притекавших к нему с Украины и юга России.

Действительно, здесь интересы двух белогвардейских группировок расходились. Как уже отмечалось, Краснов и казачья верхушка выступали за «самостийный» Дон, а Деникин и его окружение — за «единую и неделимую Россию». Грызня между белогвардейскими генералами была на пользу Советской Республике. И все-таки натиск контрреволюции усиливался.

Итак, гражданская война вплотную подступила к Царицыну. Об этом, кстати, напоминало письмо ЦИК Донской Советской республики в Совнарком РСФСР от 2 июля 1918 г. о военном положении на Дону и в районе Царицына. «Донское Советское правительство, — отмечалось в письме ДонЦИКа от 2 июля 1918 г. — считает своим долгом указать Совету Народных Комиссаров на ту грозную обстановку, в которой находится сейчас Донская область и район Царицына... Мы уполномочиваем Е. А. Трифонова, осветив действительное положение вещей, ходатайствовать перед центральной Советской властью:

1. Установить единое командование и управление вооруженными силами на всех фронтах Донского театра войны от ст. Поворино до ст. Батайск.

2. Снабдить войска Донского фронта всеми необходимыми техническими и денежными средствами, вооружением, обмундированием, боевыми припасами. Только при немедленном снабжении армии всем необходимым и при немедленной же централизации в надежных руках управления всеми фронтами возможно избежать катастрофы и спасти дело революции на юге».

Главную опасность для Царицына представляла Донская армия. Краснов объявил о мобилизации 25 возрастов. К тому же в обмен на хлеб, скот, шерсть, продовольствие германское командование передало ему в армию 11651 винтовку, 64 орудия, 88 пулеметов, 109104 артиллерийских снаряда, 11594721 ружейный патрон. Правда, некоторая часть этого осталась Деникину.

Оперативно-стратегический план Краснова предусматривал скорейшее установление режима контрреволюции в Донской области, а затем захват таких городов, как Царицын, Камышин, Балашов, Новохоперск, Калач, Лиски.

Занятие Царицына планировалось как основная операция Донской армии на август 1918 г. Производилась реорганизация казачьих войск: формировались регулярные полки и дивизии, вводилась старая казачья форма, были изданы уставы. В центре Донской области, в Новочеркасске, открывались офицерские военные школы и училища. Казачьи части не были обременены большими штабами и обозами. Для хозяйственных целей привлекались к соответствующим частям и подразделениям по нескольку торговых казаков из кулацкой верхушки. Им давалось право распределять награбленное. Пленными себя Донская армия не обременяла, уничтожала поголовно. Соответственной была и идеологическая обработка, которой занимались агитаторы, направленные «Кругом спасения Дона». Разъезжая по станицам и хуторам, они призывали казаков нести «жертвы на алтарь родины».

В Донскую армию входили оперативные группировки Альферова, Мамонтова, Фицхелаурова, Семенова, Киреева, Быкодорова. К августу 1918 г., то есть к началу наступления на Царицын, она насчитывала 27 тыс. пехоты, 30 тыс. конницы, 175 орудий, 610 пулеметов, 20 самолетов и 4 бронепоезда. Помимо этого спешно формировалась так называемая «молодая постоянная казачья армия», в которую призывались 19— 20-летние казаки, из этой армии, затем были сформированы пластунская и пехотная бригады, три конные дивизии, саперный батальон, технические части, конная артиллерия.

7 июня 1918 г. в Царицыне состоялась городская партийная конференция, которая призвала всех трудящихся готовиться к отпору врагу. Началась мобилизация в Красную Армию. 15 июня 1918 г. газета «Борьба» вышла с призывом: «Товарищи! Все, кому дороги интересы трудового народа, все сознательные товарищи рабочие, крестьяне и казаки, идите и записывайтесь в ряды Рабоче-Крестьянской Армии! Все под Красное знамя борьбы за социализм!» 16 июня 1918 г. с подобным обращением выступила общегородская конференция профсоюзов и фабзавкомов. Рабочие, крестьяне, трудящиеся казаки на многочисленных собраниях выражали готовность встать на защиту Красного Царицына. Так, рабочие-кожевники записали в резолюции: «Станем тесно сомкнутыми рядами на защиту Советской власти». 16 июня 1918 г. III съезд Советов Усть-Медведицкого округа заявил, что «признает только одну власть, власть Советов, власть трудового народа, которую будет защищать с оружием в руках». Съезд постановил «объявить все хутора и станицы, волости и села на положении восставших» и призвал «все население взяться за оружие и дружным натиском нанести решительный удар по контрреволюции». В решении состоявшегося 17 июня 1918 г. собрания рабочих Французского завода записано: «Мы идем защищать все завоевания революции и просим фронтовиков идти совместно с нами и показать тем, кто посягает на народное право. Да здравствует революция! Все к оружию! Вперед, товарищи! Да здравствует Совет рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов!»

19 июня 1918 г. состоялось чрезвычайное заседание исполкома Царицынского Совета, штаба Обороны, Совнархоза, представителей фабричных и заводских комитетов и воинских частей. «Исполнительный комитет совместно с представителями заводских комитетов, обсудив вопрос об обороне г. Царицына, — говорилось в резолюции чрезвычайного заседания, — постановил: все товарищи рабочие, казаки и крестьяне, которые умеют владеть винтовками и которые добровольно готовы защищать рабоче-крестьянскую революцию, создают боевые единицы и отправляются на фронт; для всех остальных товарищей рабочих вводится всеобщее обучение военному делу. В первую голову поставить срочно 3000 бойцов для удержания фронта». В городе объявлялось военное положение.

На фабриках и заводах, в окрестных селах, станицах, хуторах формировались рабочие и крестьянские полки и батальоны. Этому способствовало также обращение Царицынского Совета, принятое им совместно с представителями завкомов профсоюзов 30 июня 1918 г. «Рабочий! Землепашец! Честный, вольный казак!— говорилось в нем. — Не давайте Красного Знамени на поругание. В нем ваша сила, в нем ваша честь, в нем освобождение всех трудящихся!» Важное значение имело решение президиума Царицынского комитета РКП(б) от 20 июня 1918 г. об организации партийных ячеек в формировавшихся частях Красной Армии.

4 июля городское партийное собрание рассмотрело вопрос о защите Царицына и постановило: «1. В ряды Красной Армии посылать представителей революционной части пролетариата и для этой цели призвать в армию всех членов РКП. 2. Укрепить районные партийные ячейки и организовать таковые при профессионных союзах, фабрично-заводских комитетах. 3. Углубить и расширить революционную деятельность Советов путем увеличения рядов советских работников как в качественном, так и в количественном отношении».

Городская партийная организация насчитывала в это время 2 тыс. человек.

Из числа членов партии и членов Союза рабочей молодежи III Интернационала был сформирован Коммунистический батальон имени Совнаркома, в который вступило около 900 человек. Одновременно формировались другие части. Так, были созданы 1-й Ново-Никольский рабочий полк, Бекетовский рабочий полк, 1-й и 2-й рабочие полки «Грузолеса», отряды металлургического и орудийного заводов, городских лесозаводов и другие части. Всего в Царицыне насчитывалось шесть пехотных полков и один кавалерийский, артиллерийские подразделения, четыре бронепоезда; в нем располагались склады оружия, боеприпасы, снаряжение. Мобилизация, проведенная в 107 волостях вновь созданной Царицынской губернии, дала Красной Армии 23826 бойцов.

Большую помощь Царицыну оказали коммунисты из числа бывших военнопленных (Вагнер, Мельхер и другие). Они создали Союз иностранных рабочих и крестьян. Стала выходить газета «Интернационалист» (на чешском, сербском, польском, венгерском, немецком языках). По инициативе Союза были сформированы 1-й Сербский революционный полк, 4-й Интернациональный полк, Сводный отряд (780 человек) и отдельные интернациональные роты. Общая численность красноармейцев-интернационалистов составила 4000 человек.

Кроме того, в город стекались революционные части с Украины, Донбасса, Дона. Например, под командованием К. Е. Ворошилова прибыли части 5-й Украинской и остатки 3-й Украинской армий в 80 эшелонах. К ним присоединились партизанские отряды Е. А. Щаденко, И. М. Мухоперца, Н. В. Харченко и других. Образовалась так называемая «группа товарища Ворошилова» (до 25 тыс. человек). Кроме этого, с Украины через Поворино в сторону Царицына пробивались воинские части под командованием Р. Ф. Сиверса и В. И. Киквидзе; с юга к Царицыну отошли отряды Б. М. Думенко, С. М. Буденного, С. К. Тимошенко.

Много сил отдали формированию и укреплению частей Красной Армии коммунисты И. И. Леонов, И. В. Тулак, В. И. Чалов, А. С. Кивгила, Н. И. Карпов, И. С. Кувшинов, Н. К. Степанятов, B. С. Ковалев, А. Я. Пархоменко, Н. А. Руднев, Ф. А. Сергеев, К. Е. Ворошилов и другие. Политической работой занимались Г. К. Орджоникидзе, И. В. Сталин, С. К. Минин, Р. Я. Левин, C. С. Литвиненко и другие. Руководство революционными силами в Царицыне осуществлялось несколькими военными органами, что, естественно, вносило разнобой, несогласованность в их действия. К тому же после захвата белыми Ростова в мае 1918 г. в город переместился штаб Северо-Кавказского военного округа.

Народный комиссар по военным делам издал приказ: «Ввиду обнаруженных неудобств нынешней организации Северо-Кавказского округа постановляется:

1. Руководство всеми военными организациями переходит из рук военного комиссара в руки Военного совета Северо-Кавказского округа в составе тт. Сталина и Минина и военного руководителя, которого представляется временно назначить тт. Сталину и Минину.

2. Военруку Снесареву немедленно предписывается выехать в Москву для доклада Высшему военному совету».

Приказом № 1 Военсовета СКВО от 22 июля 1918 г. военруком округа временно назначается бывший полковник царской армии Ковалевский; начальником штаба округа стал полковник Носович, тоже из «бывших». Одновременно Ковалевский был введен в состав Военного совета округа. Однако уже 4 августа он смещается со всех должностей, так как считал оборону округа безнадежным делом. 10 августа 1918 г. с поста начальника штаба округа был смещен и явно антисоветски настроенный Носович. Позже и тот и другой перешли на сторону белых. Членом Военного совета СКВО 5 августа 1918 г. назначается К. Е. Ворошилов — командующий войсками Царицынского фронта. Царицынский комитет РКП(б) направил на работу в СКВО М. Л. Рухимовича, А. Я. Пархоменко и других.

В числе мероприятий, направленных на укрепление обороноспособности Царицына и создание колонны из 14 бронепоездов под командованием Алябьева, и сформирование Волжско-Каспийской военной флотилии, укомплектованной черноморскими военными моряками и волжскими речниками. Флотилия состояла из 12 речных паровых буксиров, оборудованных по-военному на царицынских заводах.

Особую остроту приобрела борьба за хлеб; без него в условиях империалистической блокады Советской России грозила неминуемая гибель. И только Царицын, расположенный в хлебородных районах Нижнего Поволжья и Дона, мог в какой-то степени облегчить положение страны.

В качестве общего руководителя продовольственного дела на Юге России 29 мая 1918 г. Совнарком назначил наркома И. В. Сталина. В Царицыне находился Чрезвычайный областной продовольственный комитет (ЧОКПРОД), председателем которого стал А. С. Якубов. ЧОКПРОД должен был организовать заготовку и доставку в Москву 10 млн. пудов хлеба и 10 тыс. голов скота. В ответ на запрос Ленина Сталин телеграфировал: «В Царицыне, Астрахани и Саратове монополия и твердые цены Советами отменены, идет вакханалия и спекуляция. Добился введения карточной системы и твердых цен в Царицыне. Того же надо добиться в Астрахани и Саратове, иначе через эти клапаны спекуляции утечет весь хлеб... Исследование показало, что в день можно пустить по линии Царицын — Поворино — Козлов — Рязань — Москва восемь и более маршрутных поездов. Сейчас занят накоплением поездов в Царицыне. Через неделю объявим «хлебную неделю» и пустим сразу около миллиона пудов со специальными сопровождающими из железнодорожников, о чем предварительно сообщу».

Вскоре в Царицыне были взяты на учет все запасы хлеба, введена монополия Совета на хлебопродукты, сахар, соль, спички, табак и другие припасы, усилена борьба со спекуляцией, установлены твердые цены на товары первой необходимости. Крестьяне обязывались продавать хлеб только тем, кто имел соответствующее разрешение от советских органов. Для организации бесперебойной работы на железной дороге на станции направлялись комиссары. Коммунисты в составе продотрядов направлялись в сельскую местность для закупки и заготовки хлеба.

13 июня 1918 г. Сталин телеграфировал Ленину о плане отправки продовольствия на ближайшее время. «Дело с железнодорожным транспортом улучшается, — говорилось в телеграмме. — ... Царицынский узел благодаря экстренным мерам теперь уже в состоянии отпустить 150 вагонов, по 30 в поезде, всего 5 поездов ежедневно. Не так хорошо обстоит дело с водным транспортом, ввиду задержки пароходов в связи с выступлением чехословаков... По плановому порядку Компрода за июнь вы требуете от нас около 6,5 млн. пудов. Если принять во внимание, что в плане не учтены железнодорожники, некоторые южные губернии и Баку с районами, то надо считать 7 млн., т. е. 230 тыс. пудов ежедневно. С 1 июня по 10-е отпущено Чокпродом водным и сухопутным путем всего 500 тыс. пудов, по 50 тыс. пудов в день. В данный момент водный и сухой транспорт безусловно мог бы выдержать 230 тыс. пудов ежедневной отправки, но дело в том, что заготовка до сих пор отставала от транспорта в четыре раза и будет еще отставать, по крайней мере вдвое. Ввиду недостатка работников, грузовиков, мануфактуры, ввиду вмешательства губпродкомов, ввиду страшного развития мешочничества... Сейчас на станции Алексиково заминка в транспорте ввиду наплыва эшелонов в связи с выступлением казаков на Урюпино. Через день и заминка исчезнет, и мы двинем сразу тысяч 300 пудов маршрутными поездами на Москву».

Постепенно заготовки и отправка хлеба на Москву стали налаживаться, хотя и с громадными трудностями. Подводя итоги работы за месяц, Якубов докладывал в Наркомпрод Цюрупе: «За июнь месяц отправлено по губернии хлеба и других продовольственных грузов в вагонах: Петрограду — пшеницы — 51, ячменя — 35, ржи — 3, масла подсолнечного — 9, муки — 1, хлеба разного — 13, рогатого скота — 95».

И все-таки угроза голода продолжала сохраняться. В. И. Ленин 24 июля 1918 г. в разговоре по прямому проводу со Сталиным сообщал: «Затем о продовольствии должен сказать, что сегодня вовсе не выдают ни в Питере, ни в Москве. Положение совсем плохое. Сообщите, можете ли принять экстренные меры, ибо, кроме как от вас, добыть неоткуда». Владимир Ильич просил также Царицын присылать рыбу, мясо, овощи, вообще все продукты, какие только можно и как можно больше.

Одновременно заготовители направлялись не только на Дон и Северный Кавказ, но и в Саратовсую и Самарскую губернии. Несмотря на кулацкий террор, на лютовавшую белогвардейщину, заготовки продолжались, хлеб отправлялся, хотя и сам Царицын переживал большие продовольственные трудности. С июня по ноябрь 1918 г. было отправлено 5393 вагона продовольствия.

А между тем военное положение Царицына становилось все более опасным. Краснову удалось перерезать железную дорогу Царицын — Новороссийск и тем самым лишить город связи с Северным Кавказом. В конце июля Донская армия перешла в наступление. Белоказакам удалось захватить станции Липки, Лог, Иловля и перерезать железную дорогу Царицын — Поворино. 11 августа красновцы заняли станцию Кривомузгинекую, 15 августа — Воропоново и Котлубань, 22 августа — Пичугу и Ерзовку. Бои шли уже на ближних подступах, в Бекетовке и Садовой. Член партии с 1917 г. П. С. Рубанов так вспоминал о схватках с белогвардейцами у станции Воропоново: «Враг предпринимал одну атаку за другой... Но, несмотря на губительный огонь, дождь и грязь, бойцы 1-го полка «Грузолеса» решительно продвинулись вперед. Вот уже окопы белых. Завязался рукопашный бой. Сила рабочей руки грузолесовцев оказалась крепче белогвардейской. Враг не выдержал, дрогнул и обратился в бегство, оставляя на поле боя убитых и раненых».

В этот напряженный период чекисты раскрыли заговор, готовившийся под руководством инженера Алексеева. В экстренном выпуске газеты «Солдат революции» сообщалось: «21 августа 1918 г. в 17 час. в Царицыне раскрыт заговор белогвардейцев. Видные участники заговора арестованы и расстреляны. У заговорщиков найдено 9 млн. рублей. Заговор в корне пресечен мерами Советской власти».

Заговорщики рассчитывали, что в мятеже примут участие не менее трех тысяч человек, они имели 6 пулеметов и 2 орудия. В подготовке заговора участвовали британский вице-консул Барри, консулы: Франции — Шарбо, Сербии — Леонард. Позже, выступая на VIII съезде РКП(б) В. И. Ленин скажет: «Заслуга царицынцев, что они открыли этот заговор Алексеева».

Вот как описывал эти события бывший председатель губчека А. И. Червяков: «Еще в июне на вокзал Юго-Восточной ж. д. из Москвы прибыл специальный поезд Главконефти из 9 классных вагонов. Поезд затем перевели на Кавказский вокзал, откуда он должен был следовать в Баку. В нем размещался и инженер Алексеев, уполномоченный Главконефти с правительственными полномочиями по вопросам развития нефтяной промышленности. При нем был персонал молодых инженеров... Алексеев располагал девятью миллионами рублей, предназначенными якобы для использования в нефтяной промышленности по прибытии на Кавказ... Через Алексеева осуществлялся план установления связи московских помещичье-капиталистических кругов с белогвардейщиной Дона... Контрреволюционеры были уверены, что близок час захвата Царицына». К заговору оказались причастны многие бывшие офицеры, служившие в Красной Армии, а также бывший при Временном правительстве уездным комиссаром правый эсер Котов.

С 15 по 20 августа бои под Царицыном приобрели особенно ожесточенный характер. Части Красной Армии и рабочие полки отбили натиск красновцев и перешли в контрнаступление. 29 августа 1918 г. они освободили Котлубань и Карповку, а 6 сентября — Калач. Фронт отодвинулся на 80—90 верст на запад. Серьезную роль в разгроме белых сыграли бронепоезда Ф. Н. Алябьева. Активно действовали моряки Волжской военной флотилии под командованием К. И. Зедина. 6 сентября 1918 г. от имени Военного совета СКВО Сталин телеграфировал в Совнарком: «Наступлением войск Царицынского района увенчалось успехом... Противник разбит наголову и отброшен за Дон. Положение Царицына прочное. Наступление продолжается».

В этих боях Красная Армия разбила четыре красновские дивизии. Белые потеряли 12 тыс. убитыми и пленными, 25 орудий и более 300 пулеметов. Наступление белоказаков на Воронеж — Москву было ослаблено. В. И. Ленин 19 сентября 1918 г. послал приветственную телеграмму защитникам Царицына: «Советская Россия с восхищением отмечает героические подвиги коммунистических и революционных полков Худякова, Харченко и Колпакова, кавалерии Думенко и Булаткина, броневых поездов Алябьева. Военно-волжской флотилии. Держите Красные знамена высоко, несите их вперед бесстрашно, искореняйте помещичье-генеральскую контрреволюцию беспощадно и покажите всему миру, что социалистическая Россия непобедима».

Открытая вооруженная борьба с белогвардейцами сочеталась с кропотливой работой по обезвреживанию сил контрреволюции в самом городе. Чекистам удалось раскрыть заговор Молдавского. В приказе № 56 Военного совета СКВО сообщалось: «Ночью с 7 на 8 сентября группа предателей русского народа во главе с подкупленным Молдавским обманным путем вывела на улицу часть грузолесовцев против Военного совета... В 12 час. ночи открылось восстание выстрелами из орудий грузолесовцев по городу. Военный совет, ограждая фронт и охраняя власть народа в Царицыне, принял срочные меры, мобилизовал революционное выступление. Повстанцы уже разоружены». Молдавский был расстрелян.

В ознаменование достигнутых на фронте успехов 10 сентября в Царицыне состоялось вручение Красных знамен «От Военного совета СКВО. За доблесть в боях». Отмечены были 1-й Коммунистический луганский полк и 2-й Революционный Сиверский украинский полк. Эти полки получили также знамена и от Царицынской организации РКП(б).

Размах боевых действий на юге России вызвал необходимость организованного совершенствования Красной Армии. 11 сентября 1918 г. РВС образовал Южный фронт. Через шесть дней сформирован Революционный Военный совет Южного фронта. Части, действовавшие на брянском, курском, воронежском направлениях, сводились в 8-ю армию. Части камышинского и царицынского направлений составили 10-ю армию. Войска поворинского и балашовского направлений включались в 9-ю армию. Войска Северного Кавказа были объединены в 11-ю армию. Шла подготовка к отражению нового наступления Краснова, армия которого насчитывала 45 тыс. штыков и 40 тыс. сабель, 150 орудий, 3 бронепоезда, 267 пулеметов, 68 самолетов. Советские войска —93 тыс. штыков и 15 тыс. сабель, 200 орудий, 400 пулеметов, 13 бронепоездов и 6 самолетов.

11 сентября 1918 г. командующий Донской армией генерал Денисов издал директиву: «В настоящее время главнейшей задачей Донской армии является обеспечение области с востока, что может быть достигнуто лишь взятием Царицына». На камышинском, качалинском, воропоновском и сарептском направлениях противник стянул 12 кавалерийских и 8 пехотных дивизий; 17 сентября 1918 г. он начал новое наступление. Ему удалось захватить ряд населенных пунктов на подступах к Царицыну. С 27 по 30 сентября в районе станции Кривомузгинской шли ожесточенные бои, неприятель был разбит и отброшен за Дон. Белым пришлось перенести направление главного удара южнее Царицына, им удалось захватить станцию Жутово и отрезать 1-ю Донскую и Котельниковскую дивизии 10-й армии. Бои развернулись в районе Сарепты, Бекетовки, Отрады. Царицын был охвачен белоказачьей дугой от Пичуги — на севере до Сарепты — на юге. Защитники города испытывали острую нужду в боеприпасах, обмундировании. 27 сентября в докладной записке в РВС сообщалось: «… В настоящее время в царицынских складах: 1) нет снарядов (осталось 150 штук); 2) нет ни одного пулемета; 3) нет обмундирования (осталось 500 комплектов); 4) нет патронов (остался всего миллион патронов). Заявляем, что если в самом срочном порядке не удовлетворите требований (они минимальны с точки зрения общего количества войск Южного фронта), мы вынуждены будем прекратить военные действия и отойти на левый берег Волги».

16 октября 1918 г. газета «Солдат революции» призывала: «Революция в опасности! Красному Царицыну угрожают черные банды Краснова. Солдаты революции, не дайте победить врагу. Отвагой и упорством докажите свою мощь». В. И. Ленин и Я. М. Свердлов, обеспокоенные положением Царицына, телеграфировали в РВС республики: «Предлагаем принять срочные меры по даче помощи Царицыну, исполнение донести».

В боях с красновцами защитники города являли образцы мужества. Когда 15 октября 1918 г. белоказаки прорвали нашу оборону на участке Бекетовка—Сарепта, Н. А. Руднев возглавил резервную бригаду и с нею ликвидировал прорыв. Но сам получил смертельную рану. Положение на фронте улучшилось с прибытием с Северного Кавказа Стальной дивизии Д. П. Жлобы. Пройдя 600-километровый путь по безводным степям, дивизия вышла к Большим Чапурникам. «В полдень 15 октября наши передовые отряды завязали бой с вражескими силами, — рассказывает бывший боец дивизии П. Ф. Рыженко. — Кавалерия развернулась и атаковала белоказаков. Ее атака была поддержана огнем артиллерии и пулеметов. Дивизия разгромила 1-й Астраханский и 1-й Украинский добровольческие офицерские полки белых. Были смяты и обращены в бегство шесть полков 2-й Донской казачьей дивизии и пластунской бригады. На поле боя под Чапурниками белоказаки оставили 1400 трупов офицеров и солдат. Было взято в плен 60 человек и захвачено 49 пулеметов, тысячи винтовок, 6 орудий с зарядными ящиками, более 200 тысяч патронов. Стальная дивизия понесла потери убитыми 13 бойцов, 153 человека были ранены». Затем Стальная дивизия нанесла удар по тылам противника, соединилась с бригадой Т. П. Круглякова. В ночь на 21 октября жлобинцы соединились с выходившими из окружения частями Сальской группы.

Красновцы продолжали яростно атаковать позиции 10-й армии на центральном участке. 16 октября они снова захватили Воропоново и вышли к станции Садовой. Командование 10-й армии сосредоточило на этом участке 27 артиллерийских батарей (200 стволов) и 10 бронепоездов. 17 октября психическая атака пьяных белоказаков не удалась совершенно. 18 октября красногвардейцы перешли в наступление и отогнали белых к Дону. Очередная попытка контрреволюции захватить Царицын провалилась. Таким образом защитники Царицына не допустили соединения Донской армии с астраханскими и уральскими белоказаками, отвлекли на себя значительные силы Краснова, не дав им возможности добиться решающих успехов на главном — северном — направлении.

Вместе с тем оборона Царицына в 1918 г. вскрыла и ряд существенных недостатков в организации всей борьбы против белогвардейских сил на Дону и Северном Кавказе. Возможность для нанесения решительного удара по Донской армии не была до конца использована, хотя 10-я армия имела численное превосходство. В результате не получили помощи части Красной Армии на Северном Кавказе. Переход от партизанщины к созданию регулярной армии на юге проходил чрезвычайно трудно, принял затяжной характер. В. И. Ленин на VIII съезде РКП(б) подверг резкой критике руководителей обороны Царицына, сторонников военной оппозиции.

Суть в том, что И. В. Сталин, С. К. Минин, К. Е. Ворошилов и другие военные руководители отказывались от использования военных специалистов, нарушив тем самым партийную линию в данном вопросе. Они не только не проявили необходимой настойчивости в борьбе с партизанщиной, а фактически сами выступали в роли ее защитников и проводников. 7 октября 1918 г. более пятидесяти видных партийных, советских, профсоюзных и военных работников Царицына на своем собрании, проходившем под председательством Минина, приняли беспрецедентную резолюцию, в которой критиковали политику ЦК РКП(б) в отношении военных специалистов. Резолюция предлагала пересмотреть вопрос о допущении бывших генералов в ряды Красной Армии, требовала созвать съезд для пересмотра и оценки политики центра. Во время переговоров по прямому проводу со Сталиным Ворошилов и Минин сообщили ему о содержании резолюции. Тот никоим образом не возражал.

О преступном отношении к военным специалистам свидетельствует тот факт, что многих из них отправили на специальную баржу (плавучую тюрьму), которую губчека держала для заложников из местной буржуазии. Как правило, оттуда мало кто возвращался. Сталин арестовал по ложному обвинению в заговоре почти весь состав штаба СКВО, и штабисты оказались на барже. Так же содержался и военрук СКВО Снесарев. Присланная из центра инспекция во главе с членом ВЦИК А. И. Окуловым добивалась освобождения Снесарева. Однако некоторые военспецы из штаба округа были уже расстреляны. Сам Сталин уже после гражданской войны с самодовольством рассказывал, как однажды у него возник спор с прибывшими из центра военными по вопросу использования конницы. Он арестовал их и отправил на месяц в тюрьму, чтобы они смогли понять, что без конницы война немыслима. Не отсюда ли берут начало сталинские методы расправы с инакомыслящими, которые впоследствии он столь широко применял в своей практике?

26 ноября 1918 г. ЦК РКП(б) принял постановление, потребовав от РВС республики, командования Южного фронта, всех армейских коммунистов, бойцов и командиров добиться решающих успехов в борьбе с белогвардейщиной. На Южный фронт были направлены 2500 коммунистов и несколько вновь сформированных частей. К концу года соотношение сил на юге сложилось в пользу Красной Армии, произошли к этому времени и изменения в командовании 10-й армией. В связи с серьезными упущениями Сталин, Минин и Ворошилов в разное время были отозваны и переведены на другую работу. Приказом № 153 от 26 декабря 1918 г. командующим 10-й армии назначался А. И. Егоров, начальником штаба армии — Л. Л. Клюев.

Южный фронт перешел в наступление. 8-я и 9-я армии вели успешные боевые действия. На участке же 10-й армии положение сложилось тревожное: 17 января 1919 г. красновцы подошли к городу и переправились на левый берег Волги. Создалась непосредственная угроза Царицыну. К тому же город испытывал острую нехватку продовольствия. В течение января — марта жители вообще не получали хлеба, в мизерном количестве выдавались только тыквенные семечки. И только с 1 апреля 1919 г. появилась возможность выдавать по 50 г хлеба в день на человека.

Реввоенсовет 10-й армии издал приказ № 27, в котором было указано: «Вся власть в городе Царицыне и его районе передается Военно-Революционному комитету». Ревком провел новую мобилизацию рабочих и коммунистов, из которых были сформированы отряды общей численностью до 5000 человек; они влились в 10-ю армию. В феврале 10-я армия начала контрнаступление. Сильный удар по белоказакам нанесла вновь сформированная кавалерийская дивизия С. М. Буденного; прорвав фронт, красные конники совершили рейд по вражеским тылам. Дивизия разгромила конный корпус генерала Гуселыщикова и ряд других частей, захватив много оружия, боеприпасов и несколько тысяч пленных. Преследуя красновские войска, 10-я и 11-я армии перешли на Дон. Таким образом, был отбит и третий штурм Царицына, город получил кратковременную передышку. Однако решающего перелома в боевых действиях не произошло. Незадачливый атаман Краснов вынужден был уйти в отставку.

В период передышки оживилась жизнь в городе. Партийные и советские органы прилагали усилия по обеспечению фронта всем необходимым, проводили большую организаторскую и политическую работу. Многое делали комсомольцы и молодежь. «Молодые рабочие заводов отдавали все силы выполнению заказов 10-й армии, — вспоминает один из организаторов царицынского комсомола В. Г. Савкин, — дрались с врагом в боях и все-таки выкраивали время ставить пьесы, устраивать дисскусии по различным вопросам, разучивать революционные песни. Как-то я зашел в ремесленное училище. Здесь были оружейные мастерские. Они ремонтировали оружие для армии. Слышу, начальник артиллерии армии Кулик ругается:

— Разве это сроки? Так беляки и город захватят, и нас безоружных перебьют. Саботажники вы. И объясняет:

— Сдаю оружие в ремонт, а мне говорят: через 12 дней получите. 12 дней! Для Республики Советов каждый час дорог!

Посоветовался с комсомольцами и сказал Кулику:

— Все сделаем за 4—5 дней!

— Уж хоть бы за неделю сделали...

— Ну, посмотрим!

Слово свое комсомольцы сдержали. Оружие отремонтировали отлично».

Бесперебойно работали фабрики и заводы, хотя сырья и топлива не хватало. В апреле в Москву выехали представители металлургического завода инженер Майм и рабочий Гостюшкин. Они побывали у В. И. Ленина, по предложению которого Совет обороны из своих скудных запасов выделил Царицыну 30 тыс. пудов мазута и 8 тыс. пудов нефти.

Налаживалась общественно-политическая и культурная жизнь. В городе работали драматический театр, симфонический оркестр, рабочие и молодежные клубы, открывались новые библиотеки. Шло перераспределение жилого фонда среди трудового люда.

Городская партийная организация неоднократно объявляла себя мобилизованной в трудные дни осады, коммунисты с оружием в руках шли защищать Царицын. Неоднократные проверки, перерегистрации членов и кандидатов в члены партии свидетельствовали, что в организации не было шкурников, паникеров, трусов. За 13 месяцев обороны проведено 29 мобилизаций, в результате которых через военкоматы прошло 58 тыс. человек. Кроме того, армия получила 12 250 лошадей, 406 верблюдов, 635 повозок. Было проведено 9 трудовых мобилизаций. Для обеспечения нужд фронта действовало два военно-гужевых тракта, рассчитанных на пропуск 40 тысяч подвод.

В ответе Царицынского комитета РКП(б) в ЦК партии отмечалось: «До января 1919 г. Царицынская организация вела работу не только в рабочей массе, но и среди военных частей, находящихся в городе. Работа комитета и политотдела X армии были объединены. Число членов партии к концу 1918 г. возросло до трех тысяч». В парторганизации Царицына действовали три райкома партии: в Городском районе, а также на металлургическом и орудийном заводах. Горком партии был разделен на секции, каждый член комитета имел свой конкретный участок работы. Например, под председательством С. С. Литвиненко действовала культурно-просветительная комиссия, которая занималась постановкой спектаклей, проведением концертов, митингов, лекций как в самом Царицыне, так и на фронте.

Передышка, полученная зимой 1919 г., оказалась кратковременной. Уже в марте белогвардейцы, поддерживаемые интервентами, начали новое наступление на всех фронтах. Главный удар снова наносится на Восточном фронте, где действовал Колчак. С юга грозил Деникин, с запада — Юденич, с севера — Миллер. На царицынском направлении противник перешел в наступление 4 мая, на донском — 19 мая 1919 г. Нельзя сказать, что его не ожидали. Еще 1 апреля, выступая на городской партийной конференции, председатель горкома И. Ф. Павлюков говорил: «...Мы работали по укреплению фронта, принимали участие в мобилизации... Теперь требуется усилить внимание на Донскую область, иначе возможно, что Донская область будет утеряна нами».

Белогвардейцы имели перевес в силах. На 73 тыс. бойцов Южного фронта приходилось 100 тыс. деникинцев, особенно превосходили они в кавалерии. На Царицын наступала вновь сформированная белыми Кавказская армия барона Врангеля, белым удалось захватить станцию Торговую (ныне Сальск) и к 1 июня выйти на рубеж речки Аксай. 10-я армия, не успев восстановиться, не имела достаточных сил, чтобы остановить продвижение противника. В тяжелом положении оказались и соседние 9-я и 11-я армии, между ними образовался большой разрыв. Контратаки красной конницы носили локальный характер и общую обстановку изменить не могли. Красный Царицын оказался перед угрозой четвертого окружения. 11 июня белогвардейцам удалось захватить Сарепту, до города оставалось менее 30 верст. Царицынский комитет РКП(б) вновь мобилизует рабочих, готовится к обороне.

8 июня 1919 г. состоялась городская партийная конференция. «В дни грозного боя пролетарской революции в целом и царицынского пролетариата, как ее отряда, — говорилось в принятой резолюции, — конференция постановляет:

1) считать всех членов партии мобилизованными;

2) предоставить комитету право на любой момент поставить под ружье членов партии;

3) напрячь все силы и средства царицынского пролетариата и его организаций на борьбу с врагом;

4) вменить в обязанности комитету всеми средствами бороться с элементами, примазавшимися к партии и Советской власти, позорящими революцию;

5) содействовать советским организациям в деле привлечения среднего крестьянина в ряды сторонников пролетарской революции и беспощадной борьбы с кулачеством;

6) обратиться к царицынскому пролетариату с указанием на ту опасность, которая грозит ему со стороны донской контрреволюции;

7) приветствовать революционную 10-ю Красную армию».

12 июня 1919 г. в Царицыне снова объявляется осадное положение. Враг подступал к Бекетовке. Придавая огромное значение Царицыну, В. И. Ленин 14 июня телеграфировал в РВС 10-й армии следующее: «Удержать Царицын необходимо, он не раз выдерживал осаду. Напрягайте все силы; извещайте подробнее, чаще, мы принимаем все меры. Ускорьте вывоз лишнего, ценного. Мобилизуйте поголовно. Не ослабляйте политработы. Заботьтесь о связи с нами». Одновременно Владимир Ильич послал телеграмму в Реввоенсовет Южного фронта: «Принимаете ли все меры по поддержке Царицына? Оттуда просят 15 000 пехоты и 4000 конницы. Удержать Царицын необходимо. Сообщите, что сделано и делается».

В тот же день РВС 10-й армии отвечал, что положение Царицына очень серьезное. «Предлагается сделать срочное распоряжение всем учреждениям, отделам и пр. о необходимости закончить погрузку грузов и учреждений в кратчайший срок». Была создана эвакуационная комиссия. Город покинули санитарные учреждения, женщины и дети, вывозили ценное имущество.

15 июня Царицынский губревком и городской Совет обратились с воззванием к защитникам города, снова тысячи рабочих пополнили ряды 10-й армии. На фабриках и заводах оставались только те, что обеспечивали нужды фронта. Речники вывезли из города с 15 по 19 июня около полумиллиона пудов ценных грузов, на ближних подступах к городу оборудовались окопы, проволочные заграждения.

Исполком Царицынского Совета обратился к В. И. Ленину с просьбой дать указание Совету обороны и РВС республики не сдавать ни в коем случае город. В. И. Ленин срочно телеграфировал в РВС Южного фронта: «Снова и снова обращаю ваше внимание на сугубо важное значение Царицына. Дана ли директива не сдавать Царицын, держитесь ли вы ее вполне определенно или есть другое мнение. Отвечайте точно и срочно».

В ожесточенных боях, проходивших с 15 по 19 июня, красногвардейцам удалось выбить деникинцев со станции Воропоново. В боях участвовали бронепоезда и корабли Волжской военной флотилии. 18 июня Владимир Ильич направил телеграмму в РВС 10-й армии и Царицынскому губревкому: «С радостью наблюдал героизм десятой армии и царицынского пролетариата в защите Царицына. Уверен, что Красный Царицын, выдержавший многомесячные осады, выдержит все испытания и теперь. Привет защитникам Красного Царицына».

20 июня удалось освободить Басаргино и Карповскую. Но и только. 29 июня противник начал новое наступление и прорвал фронт 10-армии. На ликвидацию прорыва были брошены последние резервы — школа красных курсантов. К исходу дня 37-я стрелковая дивизия и 6-я кавбригада получили приказ оставить Царицын и отойти на новый рубеж. Рано утром 30 июня 1919 г. белогвардейцы вошли в город, однако больших трофеев им захватить не удалось. Своевременно было вывезено 1, 5 млн. пудов нефти и другое ценное имущество, выведен весь паровой флот и свыше 100 барж. Падение Царицына было огромной потерей для Советской России. В своей передовой 1 июля 1919 г. «Правда» писала: «Пал наш героический Красный Царицын. Орды окружили его. Английские и французские танки взяли рабочую крепость... Царицын пал. Да здравствует Царицын».

Генерал Деникин торжественно въехал в город, 3 июля он подписал директиву о походе на Москву. Царицын наводнили помещики, буржуазия, чиновники, купцы, иностранные миссии; начались аресты и казни. Всего было уничтожено до 3500 человек, ЦК РКП(б) и СНК РСФСР принимают срочные меры по укреплению Южного фронта; войска 9-й и 10-й армий и кавкорпус Буденного были сведены в особую группу, которой командовал В. И. Шорин.

18 августа советские войска перешли в контрнаступление, им помогали корабли военной флотилии и десантный отряд моряков И. К. Кожанова. 22 августа от белых очищен Камышин, 1 сентября — Дубовка, 3 сентября — Качалино, 4 сентября — Рынок-Орловка. 5 сентября красноармейцы начали штурм Царицына. Однако взять город сразу не удалось. Добился успеха лишь десант Кожанова, поддержанный моряками. 28-я и 38-я стрелковые дивизии не смогли прорваться и прийти на помощь десантникам. Кожановцы отошли на исходные рубежи. Бои продолжались с 6 по 8 сентября.

С 21 по 26 сентября 1919 г. проходил Пленум ЦК РКП(б), который принял дополнительные меры по укреплению Южного фронта, который уже 27 числа был разделен на Южный и Юго-Восточный фронты. В конце ноября 1919 г. войска Юго-Восточного фронта перешли в наступление. Серьезный успех принес рейд сводной кавгруппы Б. М. Думенко по тылам противника; был разгромлен шеститысячный корпус генерала Топоркова. 10-я армия смогла улучшить свои позиции и подготовиться для нового наступления на Царицын, бои за который начались. 28 декабря из-за Волги наступала 50-я Таманская дивизия Е. И. Ковтюха, входившая в 11-ю армию. По правому берегу к Царицыну продвигалась 37-я дивизия П. Е. Дыбенко из 10-й армии. В ночь на 3 января 1920 г. войска Красной Армии вступили в Царицын. «28 декабря 10-я армия перешла в наступление... Около 19 часов к нам из Царицына перебежали двое рабочих и сообщили, что противник эвакуирует город, — вспоминает Дыбенко. — Не ожидая подхода остальных частей дивизии, 1-я бригада в 20 часов двинулась к проволочному заграждению... Около 20 часов в городе и на Французском заводе возникли пожары и взрывы. К этому времени с левого берега Волги переправился 450-й полк 50-й дивизии, которой командовал Ковтюх... К этому времени кавалерийская бригада 37-й дивизии ворвалась в город с западной стороны. В два часа ночи 3 января 1920 г. над «Красным Верденом» навсегда взвились победные красные знамена великой пролетарскои революции».

Освобождение Царицына приветствовали трудящиеся всей страны. 4 января в Москве, Петрограде, Саратове и других городах состоялись митинги. Московский пролетариат наградил 50-ю дивизию Почетным революционным Красным знаменем.

Белогвардейцы, однако, успели нанести экономике Царицына огромный ущерб. Так, в 1920 г. самое крупное предприятие города металлургический завод «Красный Октябрь» (так теперь стал именоваться бывший Французский завод) произвел в 70 раз меньше продукции по сравнению с довоенным уровнем. 6 января газета «Борьба» опубликовала обращение губревкома «Пролетариям города Царицына», в котором ставилась задача: приступить к восстановлению разрушенного хозяйства.

В январе 1920 г. Царицын посетил председатель ВЦИКа М. И. Калинин. Он встречался с пролетариями завода «Красный Октябрь», побывал у железнодорожников, выступил на митинге бойцов 11-й армии, на объединенном заседании профсоюзов. Обращаясь к трудящимся, М. И. Калинин заявил: «Мы должны показать перед всем миром, что мы умеем строить. Я уверен, что мы покажем это на деле». По ходатайству Калинина Советское правительство выделило Царицыну 25 млн. рублей на восстановление экономики.

24 января состоялось общегородское собрание коммунистов. В принятой собранием резолюции отмечалось: «В области задач, лежащих перед Царицынской организацией РКП(Б) в городе Царицыне и его районах, общее собрание членов РКП(б) ставило ближайшей целью восстановление разрушенного города и физическое оздоровление пролетарских масс, конкретно определяя эту задачу в виде напряжения всех сил для борьбы с транспортной и топливной разрухой и эпидемическими болезнями». Был избран новый состав горкома РКП(б), в который вошли Павин, Пестряков, Сорокопудов, Мирошников, Игнатов, Рахлин, Кожарский. Структурно горком делился на пять райкомов: имелось 35 партячеек; на учете состояло 2237 членов и 104 кандидата в члены партии.

19 марта губком РКП(б) обратился с письмом к городским и уездным партийным комитетам по борьбе с разрухой на транспорте: «Правильная, планомерная работа железных дорог нужна для того, чтобы своевременно снабжать фронт необходимыми припасами... Победить разруху на железных дорогах — это значит ускорить окончательную победу над Деникиным, уничтожить главную причину продовольственных, промышленных и всех других хозяйственных затруднении страны».

С 15 февраля 1920 г. в городе стали проводиться воскресники по очистке железнодорожных путей, уборке дворов госпиталей, заготовке досок для ремонта вагонов, очистке трамвайных путей, хоронили погибших и умерших от ран защитников города. 7 марта началось проведение недели помощи фронту и транспорту. Депо на станциях Царицын-I, Царицын-II, Волжская, Сарепта лежали в развалинах; осталось только 4 паровоза, да и то неисправные. Значительная часть вагонов тоже нуждалась в ремонте. Паровозы удалось восстановить, а также оборудовать под санлетучки 120 вагонов. Не хватало железнодорожников — наиболее квалифицированные рабочие (до 1000 человек) были увезены белогвардейцами. Через «не могу» приводились в порядок депо, мастерские, восстанавливался Тихорецкий железнодорожный мост через Царицу. Предприятия города изготавливали запасные части для паровозов, вагонов и технических поездов, на металлургическом заводе сооружались фермы для железнодорожных мостов.

24 апреля 1920 г. губком партии призвал «трудящихся Красного Царицына и Царицынской губернии» принять участие в первомайском Всероссийском коммунистическом субботнике. 1 Мая тысячи рабочих бесплатно трудились на восстановлении железной дороги, фабрик, заводов, на пристанях, в госпиталях. Всего с мая по октябрь 1920 г. проведено 26 субботников, в которых участвовало 28 172 коммуниста и 23 854 беспартийных, то есть всего 52 026 человек.

С 15 по 27 марта происходили выборы депутатов в Царицынский Совет; 7 апреля был избран его исполком. Перед ним ставились прежде всего восстановительные задачи. Решено было экстренно восстановить электростанцию бывших максимовских лесозаводов, так как городская электростанция требовала больших восстановительных работ. В июне заработал водопровод, пошел трамвай, стали освещаться улицы. К концу года удалось восстановить около 100 жилых домов, наладить работу театров, библиотек, кинотеатров; заработала радиостанция. 21 мая 1920 г. по Волге проследовали первые нефтяные караваны; стали заполняться нефтью царицынские нефтехранилища. Начался сплав леса для лесопильных заводов. В самом Царицыне располагалось 16 лесозаводов на 31 пилораму; в Ельшанке — 4 лесозавода на 16 пилорам; в Бекетовке находилось 11 лесозаводов; в Сарепте — 2. При полной загрузке всех заводов работой обеспечивалось 4500 человек, дневная производительность составляла 1600 бревен. Следовательно, в Царицынском промышленном районе имелись 33 лесопильных завода (до революции их было 45), из них действующих было только 8. В октябре на «Красном Октябре» дала плавку малая мартеновская печь. Начали работать и предприятия легкой промышленности. Так, 20 мелких кожевенных заводиков изготовили в 1920 г. 2500 пар обуви. К концу года наладилось движение по Тихорецкому железнодорожному мосту, по Астраханскому оно началось раньше. Производилась заготовка дров на Сарпинском острове, в Средней Ахтубе — на Основском острове, а также в Чапурниковской даче. Всего в заготовке участвовали 370 человек.

Продолжалась работа по оказанию помощи фронту. Только в мае 1920 г. на Западный фронт был направлен 261 коммунист. А всего ушло на фронт членов партии в 7,6 раза больше, чем это было установлено для Царицынской организации РКП(б). 19 июня газета «Борьба» поместила вкладку «Пролетарская молодежь», рассказывающую о проведении в Царицыне недели добровольцев Красной Армии, которая «...должна послужить залогом поражения польских панов и торжества русского и польского рабочего класса. В первых рядах добровольцев, мы уверены, пойдет пролетарская молодежь».

Из Царицына, из Царицынского, Ленинского, Черноярского, Камышинского уездов, 2-го Донского и Хоперского округов уходили на гражданскую войну отряды комсомольцев-добровольцев. Одновременно производилась мобилизация коммунистов и комсомольцев в части особого назначения по борьбе с бандитизмом (ЧОН), в продотряды.

Первые итоги восстановления экономики города были подведены на состоявшейся 10 мая 1920 г. II губернской конференции РКП(б). К этому времени горком и губком партии слились в единую организацию, в ней насчитывалось 4783 коммуниста, из которых 3356 были рабочими (60%), 1614 — крестьянами (33%), 873 — служащими (12%), 40 — учащимися (1,2%). Губернская конференция, в связи с 50-летием В. И. Ленина, с приветственным письмом, избрала новый губком РКП(б) из 11 членов и 5 кандидатов в члены.

16 мая состоялся I губернский съезд Советов. На нем отмечалось, что деятельность губсовнархоза с момента восстановления Советской власти в Царицыне носила, главным образом, организационный характер, что она протекала в условиях жестокой разрухи и голода. Налаживанию и восстановлению промышленности сильно мешает транспортная и продовольственная разруха, общее бедственное положение губернии. Не хватает квалифицированных рабочих. Губернский съезд предложил ГСНХ «...напрячь все свои усилия к скорейшему восстановлению промышленной жизни губернии, проводя неукоснительные принципы централизации как способ наилучшего использования живых сил и наибольшей экономии материала, принять меры к своевременному и достаточному снабжению промышленности Царицынской губернии сырьем, топливом, производственным инвентарем. Насколько возможно, восстановить и усилить основные отрасли промышленности... губернии, в особенности те из них, кои обслуживают сельскохозяйственные нужды Республики». Приветствовалась также проводимая ГСНХ электрификация промышленности Царицына.

В конце июня 1920 г. в городе из нескольких десятков предприятий работали 2—3, не хватало сырья; в мастерской по ремонту и изготовлению сельскохозяйственных орудий и машин работали около 300 рабочих, сырья имелось на 2—3 месяца. Дала ток оборудованная в Ельшанке на Максимовском заводе мощная электростанция. Из зарегистрированных 300 извозчиков выезжало 100, а из имевшихся 30 моторных трамвайных вагонов и 25 прицепных были годными лишь 10 моторных и 5 прицепных. Трамвайные пути нуждались в ремонте.

2—4 октября состоялась III губернская конференция РКП(б), которая подвела некоторые итоги восстановления народного хозяйства. Несмотря на трудности, трудящиеся города, партийная организация самоотверженно, не щадя никаких сил, залечивали раны гражданской войны, учились хозяйствовать по-новому. Одним из показателей сознательности масс являлись массовые субботники, в которых принимали участие члены партии и беспартийные; за период с 1 мая по 1 ноября 1920 г. было проведено 26 таких субботников. На конференции отмечалось, что «идея коммунистического труда из партийных сфер начинает глубоко проникать в массу трудящихся... были проделаны грандиозные работы на пользу железнодорожного и водного транспорта — работы на складах Царицына по перевалке хлеба, погрузке дров и выкачиванию нефти, выгрузке и нагрузке вагонов, работа в лазаретах, больницах, детских домах и т. п. Материальная ценность этих работ оценивается десятками миллионов рублей».

К концу года работали все цехи металлургического завода, налаживалось производство на орудийном.

Таким образом, в 1920 г. в тяжелейших условиях продолжавшейся в стране гражданской войны, разрухи и начавшегося голода Царицынская губернская партийная организация, трудящиеся сделали очень много для возрождения хозяйственной жизни края. Но предстояло сделать еще больше, ибо по сравнению с довоенным периодом уровень промышленного производства был незначительным, а посевные площади равнялись немногим более одной трети, половина посевов погибла в связи с засухой.

Награда конкурса  «Электронный Волгоград-2004»
Предыдущая страница — «Мы не отступим ни на шаг» Оглавление раздела Следующая страница — «Сами устраиваем себе жизнь»
Главная | История | Даты | Путеводитель | Галерея | Статьи | Архив | Ссылки | Карта сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования